Главная - Возникновение человека и общества - Целенаправленное изготовление и использование орудий труда

Целенаправленное изготовление и использование орудий труда

Начало целенаправленного изготовления орудий и их постоянного использования - а это и есть начало труда - нужно датировать очень ранним временем - самое позднее верхним виллафранком, то есть цифрой, близкой к 2 млн. лет, а может быть, и раньше. Начало труда совпадает в широких пределах с выделением семейства гоминид. Иными словами, антропологический критерий, по-видимому, совпадал с орудийным, хотя каждый из них знаменует, как говорилось выше, разные качественные градации: первый - грань, отделяющую семейство гоминид от других приматов, второй - свойство, противопоставляющее человека всему остальному миру.

Первыми орудиями труда можно считать, по-видимому, костяные орудия ранних форм австралопитеков. Очевидно, эти формы были представлены родом Australopithecus, так как находки в Тонгсе и Штеркфонгайне являются более древними, чем найденные в слое I Олдовэя останки презинджантропа.

Следующий этап развития первобытной техники, уже более прогрессивный, - галечная культура в разнообразных формах. Так рисуется начало трудовой деятельности человека в свете новых находок. Картина эта далека от полноты, но, по-видимому, верна в своих основных контурах.

Соотношение этапов морфологической эволюции и развития трудовой деятельности

Ассоциация примитивных галечных культур с австралопитеками сама по себе позволяет синхронизировать все более поздние культуры палеолитического периода с временем существования и развития подсемейства гоминин, или людей. Впрочем, в настоящее время, после сравнительно длительного и спокойного периода господства типологических концепций, в археологии идут жаркие споры вокруг вопроса о том, можно ли уложить в старую схему последовательности палеолитических культур все многообразие локальных вариантов, вскрытых в пределах каждой стадии.

Этим задача сопоставления процесс а динамики морфологического типа и каменного инвентаря сводится к очень обобщенному сравнению, без детального анализа возможных совпадений морфологических и культурных вариантов.

Прежде всего несколько слов о том, какова разница между галечными и более поздними палеолитическими культурами, скажем - шелльской, в чем эта разница проявляется и каков ее масштаб в рамках истории палеолитической техники вообще.

Много лет предполагалось, что единственным орудием в шелльскую эпоху было ручное рубило, положенное в основу характеристики шелльекой каменной индустрии еще Г. Мортилье. Его функциональное назначение до сих пор остается не очень ясным, но тот факт, что оно действительно было распространено повсеместно и отвечало каким-то очень важным потребностям палеолитического человека, представляется несомненным: иначе не было бы находок рубил по всей ойкумене и не являлись бы они основной формой инвентаря во многих памятниках.

Именно эти два обстоятельства и заставили видеть в ручном рубиле основной элемент, характеризующий шелльскую культуру. Стабильность его формы, как и стабильность форм более поздних палеолитических орудий, свидетельствует о какой-то пока лишь констатируемой нами извне функциональной монотонности трудовых процессов, о какой-то уже установившейся, если можно так выразиться, технологии труда, о разработанном режиме и определенных приемах трудовых операций. В этом мы и видим основное отличие палеолитической техники начиная с шелльского периода от предшествующих ей галечных культур.

По-видимому, можно говорить о том, что с формированием подсемейства людей совпадает стабилизация трудовой деятельности и, следовательно, прогресс в области морфологии и в данном случае совмещается во времени с прогрессом в развитии материальной культуры.

Традиционное представление о том, что основным орудием шелльского человека было ручное рубило, оспорил Х. Мовиус, показавший многообразие нижнепалеолитических культур и ограниченное распространение ручных рубил в восточных районах нижнепалеолитической ойкумены. Мовиус выделил, как известно, на востоке культуру чопперов, или рубящих орудий, и полагал на этом основании, что первобытная ойкумена делилась на две обширные области со своими культурными традициями.

Противоположная концепция была сформулирована С. Замятниным, доказывавшим единообразие нижнепалеолитической техники по всему ареалу ее распространения и дифференциацию ее на локальные варианты лишь в верхнепалеолитическое время. В качестве доказательства Замятнин указывал на распространение культур с ручными рубилами и на востоке ойкумены, например на паджитанскую культуру на Яве. В добавление в его аргументации можно было бы упомянуть про более поздние и довольно многочисленные находки ручных рубил на горе До во Вьетнаме, сделанные П. Борисковским. Однако и они не меняют принципиального положения Мовиуса, так как процентное соотношение ручных рубил и грубых рубящих орудий на западе и востоке ойкумены в нижнепалеолитическую эпоху, очевидно, в самом деле было различным, а следовательно, различными были и культурные традиции в западной и восточной провинциях нижнего палеолита.

Традиции эти в общем продолжаются и в ашёле, хотя локальное многообразие ашёльской культуры значительно больше, чем шелльской. Особенно велико оно в Африке, где синхронные с европейскими памятники обнаруживают значительное отличие в технике обработки камня и где представлены многочисленные локальные варианты, не находящие аналогий за пределами Африканского материка.

Европейский ашёль сохраняет традицию ручных рубил в качестве основной или одной из основных форм, однако на других территориях рубила теряют свое первенствующее положение.

Таким образом, род питекантропов и со стороны трудовой деятельности может быть охарактеризован как чрезвычайно продвинутая вперед группа гоминид, во многом превосходящая австралопитеков. Орудия труда у них приобрели стабильные формы и определенное функциональное назначение, в культуре на разных территориях сложились собственные технические традиции, отражающие глубокую географическую и историческую дифференциацию общества и противопоставление западных и восточных областей ойкумены.

Каменная индустрия позволяет говорить о несопоставимо большем разнообразии трудовых операций, чем у австралопитеков. Огонь, очевидно, перестал использоваться случайно, и искусственное добывание огня вошло в культуру; об о этом свидетельствует толща золы в Чжоукоудяне. Нижнепалеолитический человек, по-видимому, начал использовать пещеры в качестве постоянных жилищ.

Одним словом, и питекантропы, выделяемые в самостоятельный род, могут быть охарактеризованы с культурной стороны рядом признаков, специфических только для них. Налицо, следовательно, опять определенное совпадение уровней морфологического и культурного развития.

Сегодняшнее число: 19.02.2018 07:15:01