Главная - Возникновение человека и общества - Популяционная структура общества древнейших и древних гоминид

Популяционная структура общества древнейших и древних гоминид

Первый вопрос, который встает в связи с предшествующим изложением в этой статье, может быть сформулирован так: представляло ли собою единичное первобытное стадо популяцию, то есть такой замкнутый коллектив, внутри которого осуществлялось свободное скрещивание и который был отделен от других аналогичных коллективов генетическими барьерами?

На первый взгляд кажется правомерным отождествление единичного стада с популяцией, так как внутри стад действительно осуществлялось скрещивание и между стадами проходили генетические барьеры. Однако при более внимательном рассмотрении от этого отождествления приходится отказаться или, во всяком случае, принимать его в ограниченном смысле.

Начать с того, что генетические барьеры между стадами, судя даже по структуре обезьяньих стад, не носили абсолютного характера. Отдельные особи уходили из стад и присоединялись к другим, стада встречались между собой, и поэтому постоянно имел место обмен особями, хотя и небольшой, но непрерывный, а с ним и обмен генами. Лабильность структуры стада, его подвижность, отсутствие строгой регламентации взаимоотношений между особями, свобода и лабильность в организации новых связей - все это способствовало пробиванию генетических барьеров, их текучести, изменению в пространстве и времени. Таким образом, не говоря уже о малочисленности первобытного стада, оно не могло превратиться в популяцию из-за нестабильности во времени, из-за постоянного оттока свойственной именно данной совокупности индивидуумов генетической информации и притока новой.

Единичное стадо не успевало стать популяцией, коль скоро оно уже меняло свою структуру и принимало новых членов. При существовавшей динамике стада ему просто не хватало времени, чтобы образовать популяцию.

Структура первобытных человеческих коллективов на заре истории была, вероятно, настолько подвижной и неопределенной, что они вообще не образовывали популяций в строгом смысле слова. В принципе такая ситуация, существует и в современную эпоху на некоторых территориях, например на Новой Гвинее, где невозможно провести отчетливую этнографическую и лингвистическую границу между соседними деревнями, хотя она совершенно четко видна при сравнении отдаленных деревень. Для нашей темы важно, что именно на Новой Гвинее сохранились чрезвычайно архаические формы культуры.

Однако полный отказ от популяционного принципа применительно к ранним этапам первобытного общества был бы все же неоправданным, так как существуют факты, заведомо необъяснимые без него. К числу этих фактов относятся локальные варианты в нижнепалеолитической культуре и ясно выраженные типовые особенности отдельных местных видов ископаемых людей периодов палеолита нижнего и среднего.

Ни то, ни другое не могло бы образоваться, не объединяйся отдельные стада в более крупные общественные группы, весьма стабильные и имевшие замкнутые брачные круги. Только такой замкнутостью можно объяснить появление в результате локальных концентраций генов расовых признаков местных вариантов ископаемых гоминид и образование свойственных людям, населяющим те или иные отдельные материки и крупные географические подразделения определенных культурных традиций.

Какие же природные и социальные закономерности действовали в качестве основных факторов, обусловивших популяционную дифференциацию человечества?

Представляется оправданным указать на две такие закономерности (одну природную и одну социальную): географическое членение планеты и панойкуменное даже на ранних стадиях человеческой истории расселение человечества. Региональное и зональное расчленение географической среды, особенно при существенной зависимости от нее первобытного человечества, создавало трудности в непосредственном общении населения разных районов и тем способствовало появлению локальных традиций в культуре. Одновременно само расчленение географической среды при локальных традициях в культуре служило генетическим барьером, вызывало объединение стад в какие-то, по-видимому, не осознававшиеся людьми крупные общности, которые и можно рассматривать как популяции.

Во всяком случае, стойкость локальных традиций в нижне- и среднепалеолитической технике свидетельствует о довольно продолжительном времени существования таких популяций. Стабильности их во времени явно способствовал и второй из отмеченных факторов - широкое расселение человечества по ойкумене и связанная с ним трудность общения между населением разных частей ойкумены, инерция преодоления расстояния, сама действовавшая как генетический барьер.

При большой площади, которую занимали первобытные популяции, они не могли быть однородными на протяжении всего ареала и членились на субпопуляции. Что же касается структуры субпопуляций и их иерархического места по отношению к отдельным стадам, их численности, численности самих популяций и всего первобытного человечества на разных этапах первобытной истории, то об этом приходится только гадать. Отдельные попытки определения численности не основаны ни на каких твердых данных и носят интуитивный характер.

Сегодняшнее число: 19.02.2018 07:14:24