Главная - Возникновение человека и общества - Первобытное стадо

Первобытное стадо

Учение о первобытном стаде в отечественной историко-этнографической, археологической и антропологической литературе ведет свое начало с первых лет 20-го века. Первобытное стадо составило важный этап в эволюции социальных форм жизни древнейших и древних людей и сыграло настолько большую роль в формировании многих человеческих институтов, что некоторые исследователи даже противопоставляют эпоху первобытного стада всей последующей человеческой истории.

Подавляющее большинство ученых разделяют концепцию реального существования первобытного стада, хотя вокруг самого понятия и вокруг места первобытного стада в истории древнего общества не прекращается дискуссия.

Две крайние точки зрения отрицают реальность первобытного стада как исторической категории, исходя из прямо противоположных посылок: согласно одной из них родовые отношения и специфические человеческие формы коллективизма возникли вместе с появлением древнейших представителей семейства гоминид и первых орудий труда, согласно другой так называемая инстинктивная форма труда, характерная для многих животных (даже сравнительно низко организованных, например насекомых), сохраняется до появления человека современного вида, и, следовательно, даже непосредственные предшественники современного человека больше животные, чем люди.

Обе эти крайности встретили довольно резкие возражения как теоретического, так и фактического порядка. Первобытное стадо с теоретической точки зрения было вполне закономерным этапом промежуточного порядка между стадными сообществами различных животных (человекообразных обезьян в том числе и), и действительно человеческим обществом. С чего бы ни начинать историю последнего, нельзя не видеть огромного разрыва между ним и стадными формами жизни животных.

Между тем и гипотеза возникновения рода и других социальных институтов вместе с появлением орудий труда, и концепция сохранения инстинктивных стадных форм жизни почти до появления современного человека создают почву для отрицания этого промежуточного этапа в истории древнейшего человечества и тем вызывают огромную теоретическую трудность - необходимость объяснить в обоих случаях внезапное появление сугубо человеческих институтов. Трудность эта так и не была преодолена ни в одной из отмеченных крайних концепций.

Но помимо теоретических соображений существование первобытного стада подтверждается и фактическими данными о периодах нижнего и среднего палеолита. Эволюция так называемой каменной индустрии, приручение и использование огня, устройство жилищ и изобретение одежды (о чем косвенно свидетельствует чрезвычайно широкое расселение неандертальцев), обряд погребения - все это не может не рассматриваться как доказательство существования сложных форм тогдашней общественной жизни. А первобытное стадо могло быть простейшей ячейкой этой жизни - более сложное общественное образование, чем сообщество каких-либо животных, но и более примитивное, чем структура родового коллектива первых людей современного типа.

О внутренней структуре первобытного стада и организации внутри него семейно-брачных отношений судить чрезвычайно трудно, так как для этого нет никаких прямых данных. Можно предполагать, что при довольно небольшой продолжительности жизни людей древности период совместного времени жизни различных поколений был мал и, может быть, в этом коренится причина перешедшего во многих обществах в запрет обычая не заключать браки между представителями различных поколений.

Первобытное стадо могло состоять, по-видимому, как из одной, так и из нескольких гаремных семей. Увеличение численности стада диктовалось необходимостью защиты от врагов, ограничение - возможностями пропитания. Известные к настоящему времени нижнепалеолитические стойбища с большим количеством найденных в их культурном слое останков крупных животных (Торральба, Амброна) свидетельствуют скорее о долговечности обитания на них человека, чем о многочисленности первобытных коллективов. Большим коллективам было трудно прокормиться, трудно было и передвигаться, сохраняя единство. Можно думать поэтому, что численность первобытного стада не превышала численности стадных сообществ человекообразных обезьян или превышала их лишь в малой степени, то есть колебалась в пределах 10-25 индивидуумов.

При многочисленности гаремной семьи она одна составляла стадо, малочисленные семьи могли объединяться по две и по три внутри одного стада. Так как древнейшие люди были вооружены лучше, чем человекообразные обезьяны, то конфликты внутри первобытного стада часто могли иметь трагический исход, что подрывало саму жизненную основу стада. На этом рассуждении и основано предположительное заключение о том, что первобытное стадо не могло объединять больше двух-трех семей.

Априори совершенно очевидно, что в организации первобытного стада не было застоя, она постепенно развивалась. Возможно конкуренция между первобытными стадами, внутри которых антагонизм преодолевался выработкой консенсуса, и стадами, где антагонизм решался лишь тяжелыми травмами и смертельными исходами, была одним из проявлений внешнего плана такого развития и приводила к медленной, постепенной, но неуклонной, из поколения в поколение повторяющейся замене естественных животных инстинктов формами поведения, свойственными нынешнему человеку. Однако такую замену проследить исторически-ретроспективно возможности у на пока нет.

Опираясь не на внутреннюю структуру первобытного стада, а на внешнее выражение его жизни, то есть эволюцию техники, форм быта и до какой-то степени идеологических представлений, можно наметить два этапа в его развитии.

Первый этап был характерен для австралопитеков и представителей рода питекантропов. Их полубродячие стада с еще очень примитивными формами общественной жизни лишь изредка и в особо благоприятных условиях оседали на долговечное поселение, хотя, надо думать, имели все же свою определенную достаточно обширную охотничью территорию. На втором этапе появляются идеологические представления, усложняются формы трудовой деятельности и общественной жизни, регламентируются взаимоотношения между отдельными стадами. Это коллективы неандертальцев.

Можно высказать предположение, что между структурой первобытного стада на двух этапах его развития вообще невозможно провести отчетливую грань, что общественные отношения у древнейших и древних гоминид изменялись очень медленно и появление новых форм этих общественных отношений осуществлялось постепенно. Такое предположение гармонирует со всем комплексом наших знаний о медленной эволюции семейства гоминид на протяжении нижнего и среднего плейстоцена.

Разумеется, оно остается пока не более доказуемым, чем противоположное предположение о наличии между двумя этапами развития первобытного стада четкой границы, которую мы просто не можем уловить из-за фрагментарности информации. Решить эту задачу должны будущие исследования.

Сегодняшнее число: 19.02.2018 07:15:24