Главная - Возникновение человека и общества - Гоминидная триада

Гоминидная триада

Комплекс перечисленных нами структурных признаков получил в последние годы название гоминсидной или гоминидной триады, под которым он чаще всего и фигурирует в исследовательской литературе первобытности. Термин "гоминидная триада" предпочтительней, так как речь идет именно о человеческих качествах в морфологической структуре, а не об особенностях, только напоминающих человеческие.

Дифференцирующее значение гоминидной триады на первый взгляд может быть подвергнуто сомнению из-за того, что она не возникла сразу, а прошла длительный путь развития.

Рассматривая первые этапы антропогенеза, можно говорить только об одном или двух элементах гоминидной триады и оценивать ее таксономическое значение, если можно так выразиться, в перспективе. Этим демонстрируется момент длительности в становлении человеческой сущности, в процесс появления человека вводится координата времени. И последовательность развития гоминидной триады, и хронология появления и оформления разных составляющих ее морфологических элементов фиксируются с помощью палеоантропологических данных с достаточной определенностью.

Находки Л. Лики в Восточной Африке значительно удлинили человеческую родословную. Правда, некоторые исследователи высказывали сомнения в реальности абсолютных дат, приписывавшихся находкам останков презинджантропа, но, по-видимому, эти сомнения лишены серьезных оснований и больше опираются на традицию, которую новые находки серьезно колеблют. Посткраниальный скелет презинджантропа пока не описан полностью, но и существующие предварительные сообщения позволяют сделать определенный вывод об ортоградности (прямохождении) этой формы. По абсолютной датировке она отстоит от современности примерно на 1700000 лет, по относительной принадлежит к виллафранкским слоям.

Раньше эти слои относились к плиоцену, теперь же, в соответствии с международным соглашением о нижней границе четвертичного периода, они представляют самую раннюю фазу четвертичного периода. Таким образом, уже на заре четвертичного периода оформилась такая специфически человеческая особенность, как прямохождение. Последние находки Лики подтвердили старые наблюдения о прямохождении австралопитеков и показали, что выработка ортоградности была одним из основных эволюционных путей в отряде приматов в начале четвертичного периода.

Сейчас есть предварительные сообщения о находках прямоходящих форм еще большей древности, чем презинджантроп, но они не описаны сколько-нибудь подробно: нет сведений ни о стратиграфическом положении находок, что является первостепенным для установления их датировки, ни об их морфологии.

Лавина открытий, буквально обрушившаяся на палеоантропологов за последние 30-40 лет, заставляет произвести переоценку ценностей и провести новую границу между человеком и его непосредственными предками, с одной стороны, и предшествующими им формами - с другой.

До тех пор пока предполагалось, что прямохождение было характерно лишь для питекантропов и синантропов, было логично лишь их включать в число собственно людей, относя все остальные формы к приматам. Находки австралопитеков, парантропов и плезиантропов в Южной Африке поколебали этот взгляд: они показали, что южноафриканские формы были прямоходящими, хотя имели заметно меньший объем мозга, чем яванские питекантропы. Однако их геологический возраст долго не мог быть установлен с абсолютной точностью, и поэтому была высказана и многократно аргументировалась мысль об их одновременности с более прогрессивными формами и о том, что они представляли боковую эволюционную ветвь.

Сейчас установлено, что древнейшие австралопитековые датируются поздним виллафранком, то есть много древнее, чем яванские питекантропы. Этим снимается аргумент против того, что они находились на магистральном пути человеческой эволюции, а их прямохождение, как и ортоградность презинджантропа, заставляет отнести начало возникновения человеческих черт далеко назад и провести границу между животным миром и человеком в глубокой древности, на рубеже третичного и четвертичного периодов.

Логически неизбежно предполагать, что прямохождение освободило верхние конечности. Но это совсем не обязательно означает, что рука сразу же приобрела легко противопоставляющийся большой палец и вообще ту свободу движений, которая характерна для современного человека. Этому должен был предшествовать длительный период эволюционного развития. К сожалению, оно плохо документировано палеоантропологически, останки костей кисти предков человека этого периода малочисленны и фрагментарны. Кисть презинджантропа имела противопоставляющийся большой палец, но длина его была меньше, чем у современного человека, а концевые фаланги отличались большой шириной и мощностью. Последнюю особенность можно с известным основанием трактовать как функциональное свидетельство большой силы захвата, характерной для кисти презинджантропа.

Такое сочетание одновременно прогрессивных и примитивных морфологических черт свидетельствует о том, что ранние прямоходящие формы предков человека, обладавшие полной ортоградностью, не достигли еще полного человеческого состояния в строении кисти и что развитие подлинно человеческих особенностей в строении руки отставало от оформления аналогичных признаков в строении нижних конечностей.

То же нужно повторить и про развитие мозга. Увеличение его объема заметным образом проявляется по сравнению с приматами лишь у питекантропов и синантропов, но и у них не достигает уровня, среднего для современного человека. Уровень этот достигнут был лишь на стадии палеоантропа. Такое заключение можно сделать сейчас с тем большим основанием, что В. Кочеткова произвела полную ревизию эндокранов ископаемых гоминид и тщательно измерила объем мозга многих форм, ранее не изученных в этом отношении.

Следует специально отметить, что если развитие руки отставало от развития кисти, то развитие мозга запаздывало даже в сравнении с эволюцией руки. У палеоантропов была вполне человеческая, не отличающаяся или мало отличающаяся от современной структура кисти, хотя некоторые формы неандертальцев и имели примитивные признаки (мощность фаланг, уплощенность сустава первой пястной). В то же время мозг палеоантропов при объеме, не уступавшем объему мозга современного человека, отличался многими примитивными структурными признаками.

Коль скоро мы встали на путь последовательного использования сугубо морфологических критериев для выделения человека и его предков из животного мира в качестве зоологических форм, правомерно использовать комплекс таких признаков - гоминидную триаду - для дальнейшей дифференциации современного человека и его предков. К обсуждению этой классификации в свете этапов развития комплекса гоминидной триады мы и переходим на следующих страницах раздела сайта "Возникновение человека и общества".

Сегодняшнее число: 19.02.2018 07:15:49