Главная - Возникновение и развитие родового строя - Переход от стада к более высокой социальной общности

Переход от стада к более высокой социальной общности

Рассмотрим, как совершался переход от стада к более высокой социальной общности и почему его результатом явилось возникновение общины, основанной прежде всего на кровном родстве и экзогамии, то есть рода, а не какой-нибудь иной структуры, базирующейся преимущественно на территориальных связях.

Ответ на оба эти вопроса в значительной мере зависит от решения вопроса о характере первобытного человеческого стада. Согласно взглядам многих серьезных исследователей, главная причина, которая препятствовала развитию определенных социальных норм у нижнепалеолитических предков сегодняшних людей, был так называемый "зоологический индивидуализм". Он особенно проявлялся в неудержимой игре вполне естественных половых инстинктов, в постоянных столкновениях и конфликтах из-за женщин в тогдашних условиях действующего промискуитета в человеческом стаде. А. Золотарев подал мысль, что причина возникновения экзогамии обусловлена необходимостью подчинения присущих первобытным людям половых инстинктов тем социальным нормам и правилам поведения, которые становились просто необходимы. Экзогамия стала уздой, которую общество наложило на индивида, одним из первых средств воспитания человеческих черт в человеке.

Первобытное человеческое стадо, которое разделилось на 2 экзогамных рода, поставило первую жесткую социальную стену для проявления половых влечений. При этом каждый из двух первичных родов, на которые это стадо разделилось, стал средой замирения, то есть коллективом, где браки были уничтожены, родилось чувство обязательной поддержки друг друга и представления взаимном родстве.

Последние не являются родством физиологическим, а определяются как понятия социальные, выражающие единство и общность данной группы, структурное единство производства.

Отметим, что прогрессивное значение возникшей идеи родства и сплетенной с ней идеей непристойности (недопустимости) браков между самыми близкими родственниками действительно очень велико. Эти идеи, обычно облекаемые в некий тотемический вид, представляют из себя первую попытку реального осознания единства созданной человеческой группы (коллектива), единства этой родовой общины. Такие идеи укрепляют социальное взаимодействие внутри общины, укрепляют моральное единство ее членов, обеспечивают внутри нее мир, учат взаимной защите и взаимопомощи, содействуют подчинению индивидуалистических личных интересов заботам общественным.

Отметим, что половой инстинкт в до человеческом стаде приматов был важной направляющей и организующей силой. Вместе с тем часто он приводил к чрезвычайно вредной и порой гибельной борьбе самцов, а нарождающееся человеческое общество, которое вело с природой экономическую борьбу, не могло себе позволить роскошь такой социальной борьбы. Понятно, что за основу существования следовало принять кооперацию, но никак не конкуренцию. Поэтому культура вынуждена была поставить сексуальность приматов под строгий контроль. Скажем больше, секс стал подчинен таким нормирующим правилам, как запрет инцеста, с высокой степенью эффективности поставивший секс на службу укрепления родственных отношений и взаимного сотрудничества.

Секс в среде до человеческих приматов организовал общество; а теперь, как выразительно показывают обычаи собирателей и охотников, обществу следовало организовать отношения полов в интересах экономической и социальной адаптации всего коллектива.

Сегодняшнее число: 19.02.2018 07:13:07