Главная - Разложение первобытнообщинного строя и возникновение классового общества - Переход от материнского рода к патриархальному

Переход от материнского рода к патриархальному

Сейчас все исследователи согласны с тем, что патриархат с самого начала является формой распада первобытного общества, так как переход к нему связан с разложением родовой общины и экономическим обособлением отдельных семей. Поэтому, хотя сам переход охватывал все стороны экономической, общественной и идеологической жизни общества, он коснулся также семьи и всей сферы семейно-брачных отношений.

Рост производительных сил, обусловивший в конечном счете переход к патриархату, приводил к изменению соотношения полов в системах хозяйства, к увеличению роли мужского труда и соответственно к развитию обособленной мужской собственности. Этому способствовали такие хозяйственные сдвиги, как распространение скотоводства, переход к плужному или ирригационному земледелию, развитие металлургии (особенно железной), рост товарных отношении.

Однако все эти сдвиги лишь благоприятствовали переходу к патриархату, но не обязательно влекли его за собой: там, где имелись противодействующие факторы, могли сохраняться старые отношения. В любом разлагающемся первобытном обществе наблюдается увеличение роли мужского труда, появление обособленной мужской собственности и развитие патриархальных тенденций, но полная реализация этих тенденций в рамках разлагающегося первобытнообщинного строя отнюдь не является обязательной и повсеместной.

Возросшая роль мужского труда способствовала изменению локальности брака, так как любой производственный коллектив был заинтересован в труде наиболее производительных его членов. Развитие мужской собственности вызывало желание передать ее прямым наследникам - детям, а это было трудно сделать, пока они принадлежали другому роду. В результате возникало стремление к изменению счета происхождения и родства. Наконец, превращение семьи в экономическую ячейку общества повышало требования к стабильности ее состава.

Совокупность всех этих изменений составляет сущность перехода от материнского рода к патриархальному.

Одним из первых важных проявлений перехода к патриархату была смена локальности брачного поселения, переход жены на место жительство в семью мужа. Известно очень много примеров, когда патрилокальность сосуществует с матрилинейностъю, и при этом почти всегда можно отметить симптомы переходного состояния общества. Случаи же матрилокального брака в обществах патрилинейных довольно редки и к тому же порой вторичны (например, примачество и похожие формы брака, которые никогда не были господствующими) или представляют своеобразные особые формы перехода к патриархальным отношениям. У юкагиров, например, формально брак был матрилокальным, но мужчина оставался в своем роде, так как возвращался туда с семьей тестя.

Смена локальности брачного поселения в каждом конкретном обществе, конечно, не была мгновенной, и какой-то период времени патрилокальность сосуществовала с матрилокальностью. Как ранний этап смены локальности, связанной с изменением хозяйственного и организаторского значения полов, было возможно авункулокальное поселение. Мэрдок рассматривает такое поселение как полную альтернативу патрилокальному. Это вряд ли верно уже потому, что правило авункулата не обеспечивает той степени консолидации семейных коллективов, стабилизации их состава и порядка наследования имущества, которая диктовалась производственными нуждами и развитием частнособственнических устремлений их членов. В другой работе сам Мэрдок приводит много примеров авункулокальной резиденции как промежуточной на пути развития патрилокальной.

В то же время тот факт, что смена локальности связана не только с изменением соотношения полов в системе хозяйства, но и с накоплением частных богатств, с имущественным и социальным вычленением отдельных семей, хорошо подтверждается многочисленными данными, свидетельствующими, что патрилокальность раньше всего устанавливается в среде вождей, глав семейных общин и просто в более богатых семьях.

Игнорирование этого факта приводило многих исследователей к своего рода экономическому детерминизму, когда все значительные изменения в социальной организации, и в частности весь сложный процесс перехода к патриархату, объясняются сменой локальности брачного поселения, вызванной измерениями в половом разделении труда.

Развитие частной собственности предоставляло средства для выкупа, который жених и его родня платили родне невесты в качестве компенсации за утрату женской рабочей силы. У центральных банту брачная пара . неизменно селится у родственников мужа там, где за невесту платят значительный выкуп; где он невелик или заменяется отработкой, возможно и матрилокальное поселение. Таким образом, наблюдается определенная зависимость между сменой локальности определенного брачного поселения и развитием покупного брака, который, в свою очередь, способствовал моногамии.

Патрилокальность брачного поселения при сохраняющейся матрилинейности, будучи компромиссной формой, порождала подобные же компромиссы во всех областях хозяйственной, общественной и идеологической жизни. Среди них обычно отмечают временную дислокальность или матрилокальность брака, которые, однако, в первую очередь были сопряжены с уплатой выкупа или отработкой, избегание и другие обычаи, связанные с пребыванием женщины в доме мужа, различные проявления авункулата. Однако вопрос о происхождении некоторых из отмеченных институтов нуждается в дополнительном исследовании.

Смена локальности при сохраняющейся матрилинейности не разрешала конфликта между родовой собственностью и семейной, поэтому в переходный период повсеместно наблюдается стремление обойти материнские нормы наследования имущества. Согласно часто встречающемуся правилу, отец может передать детям лично приобретенное имущество (все или часть): индивидуально обработанные участки земли, плодовые деревья, скот, деньги и так далее, в то время как все остальное должно остаться в роде. Для Меланезии такое положение дел было отмечено Кодрингтоном: "В целом на всех этих островах Меланезии наблюдается примечательная тенденция к замене детей сестры собственными детьми и другими сородичами мужчины в наследовании его имущества; и это, по-видимому, начинается там, где имущество создано собственными усилиями мужчины, по большей части с помощью его сыновей, как, например, сады, заново расчищенные из-под леса, его деньги, свиньи и каноэ".

Укрепление семьи и семейной собственности делало неизбежным в конечном счете изменение порядка родства и наследования. При этом также наблюдался целый ряд своеобразных переходных явлений, к числу которых нередко относят правило наследования имущества братом (так как он объединял в себе отцовскую и материнскую линии), двойной односторонний счет родства, перемежающуюся филиацию. Впрочем, вопрос о происхождении и сущности подобных институтов все еще является дискуссионным.

Дискуссионным является также вопрос о характере преемственности между старым материнским родом и вновь возникшим патриархальным. Надо говорить не столько о распаде материнского рода, сколько о возникновении патриархата, усматривая центральное ядро всего процесса в превращении материнской большой семьи - основной ячейки развитого родового общества - в патриархальную семью. Это согласуется с точкой зрения исследователей 19-го века, которые вопрос о локальности брачного поселения не поднимали, так как материнский род всецело отождествлялся ими с матрилинейностъю, а механизм перехода сводился к смене счета родства.

Однако, учитывая длительность перехода (о чем говорит разнообразие переходных форм), делокализацию старых материнских родов и ослабление родовых связей, вероятнее всего полагать, что материнский род прекращал свое существование с появлением патрилокальных и патрилинейных семей, которые, разрастаясь и объединяясь друг с другом, образовывали основы патриархального рода.

Сегодняшнее число: 22.02.2018 01:41:01