Главная - Разложение первобытнообщинного строя и возникновение классового общества - Общественное разделение труда

Общественное разделение труда

Любой обмен свидетельствует о возникновении общественного разделения труда, которое проявляется хотя бы в добыче и транспортировке сырья, не говоря уже об его обработке. Разумеется, раннему, нерегулярному обмену соответствуют зачаточные, спорадические проявления межобщинного разделения труда. Устойчивая основа для него создается только с появлением регулярного прибавочного продукта.

Классики экономики еще в 19-м веке писали о трех главных этапах общественного разделения труда: выделении пастушеских племен из общей массы охотников и собирателей, отделении ремесла от земледелия и отделении торговли от ремесла. Последовательность и универсальность двух последних этапов подтверждается всеми данными современной науки, вопрос о первом более сложен.

В отличие от воззрений 19-го века теперь выяснилось, что становление производящего хозяйства в Старом Свете сразу произошло в комплексной земледельческо-скотоводческой форме, а скотоводство обособилось довольно поздно. Только во 2-м тысячелетии до нашей эры, то есть почти через тысячу лет после возникновения первых государств, в Передней Азии появились племена, в хозяйстве которых доминировало скотоводство. Становление же кочевого скотоводческого хозяйства произошло еще позднее, на рубеже 2-го и 1-го тысячелетий до нашей эры.

Если датировать первое крупное общественное разделение труда в Старом Свете концом 3-го тысячелетия до нашей эры, то получается, что оно произошло позднее второго и даже третьего. Вероятно, поэтому отдельные ученые предлагают считать первым крупным общественным разделением труда, взятым во всемирно-историческом масштабе, выделение земледельческо-скотоводческих племен. Развитие производящего хозяйства, бесспорно, стимулировало обмен, в том числе пищевыми излишками, и не только между племенами охотников, рыболовов и собирателей, с одной стороны, и земледельцев-скотоводов - с другой, но в первую очередь между самими земледельцами-скотоводами. Однако такой обмен стал возможным только после появления самих излишков, так что одного только становления производящего хозяйства еще мало для возникновения первого крупного общественного разделения труда. Предпосылку нельзя смешивать со следствием, сколь бы малым временным интервалом они не были разделены.

Помимо разделения земледелия и скотоводства возможны и другие варианты первого крупного общественного разделения труда: разделение труда между земледельцами и рыболовами, рыболовами и охотниками и так далее. В поддержку этого мнения можно привести много примеров. Например, вся экономика коряков и чукчей до недавнего времени основывалась на разделении труда и обмене между оленеводами и морскими зверобоями, связанными крепкой хозяйственной зависимостью. На Новой Гвинее прочные хозяйственные связи существовали между населением прибрежных коралловых островов, жителями побережья и горцами.

Однако дифференциация видов хозяйственной деятельности начинается не позднее мезолита (по-видимому, значительно раньше), когда о сколько-нибудь развитом обмене говорить не приходится. Очевидно, все дело в степени взаимозависимости обособившихся типов хозяйств, которая становится постоянной и прочной лишь с появлением регулярного прибавочного продукта. Поэтому под первым крупным общественным разделением труда надо понимать не любую межобщинную дифференциацию хозяйственной деятельности, а лишь связанную с появлением регулярного прибавочного продукта.

Уже первое крупное общественное разделение труда способствовало росту производительных сил и одновременно влекло за собой индивидуализацию производственного процесса и зарождение частной собственности. Тем более это относилось ко второму крупному общественному разделению труда, под которым, вероятно, надо понимать не только отделение ремесла, но и освобождение от непосредственного участия в производстве пищи лиц, специализировавшихся на организации производства и управления, а также на выполнении идеологических функций. Что касается третьего крупного общественного разделения труда, то широкие размеры оно приняло уже в классовых обществах, хотя, очевидно, зародилось в эпоху разложения первобытнообщинного строя.

Материалы по бронзовому веку Европы подтверждают тот факт, что третье крупное общественное разделение труда в своих первоначальных формах могло сопутствовать второму. Первые металлурги-профессионалы, странствующие по дорогам Европы, были одновременно и торговцами. Вероятно, не так уж далека от истины гипотеза Херцфельда о странствующих кузнецах, носивших на себе "печать Каина" - знак, указывающий на то, что этот незнакомец не враг, которого следует убить, а обладатель вещей, которые ты хочешь приобрести, и знаний, полезных для тебя. Этот знак должен был защищать кузнецов, отколовшихся от своей общины и тем самым лишенных ее зашиты.

Нигде в Европе не найдены погребения кузнецов раннего бронзового века, зато обнаружено много кладов из готовых изделий и полуфабрикатов. Это косвенно подтверждает, что кузнецы странствовали от одной общины к другой вместе со своими литейными формами, сырьем и полуфабрикатами, а заодно были и бродячими торговцами. Только в позднем бронзовом веке появляются свидетельства того, что кузнецы жили постоянно в своих общинах. Все это подтверждается и материалами из Восточной Европы.

Сегодняшнее число: 22.02.2018 01:40:37