Главная - Первобытная периферия докапиталистических обществ - Значение греческой колонизации для судеб первобытной периферии Европы

Значение греческой колонизации для судеб первобытной периферии Европы

В первой половине 1-го тысячелетия до нашей эры в Европе наблюдается мощный подъем производительных сил, связанный с распространением железа, плужного земледелия и кочевых форм скотоводства. Все это позволило племенам средней полосы Европы производить достаточно большой прибавочный продукт. В конкретных исторических условиях его реализация оказалась в довольно сильной зависимости от колонизационной деятельности греков и отчасти финикийцев. Для родоплеменной верхушки варварских обществ непосредственное соседство с греческими колониями открывало важные источники обогащения и влияния в обществе. Не случайно поэтому основание колоний редко встречало сопротивление племен, на территорию которых они выводились.

Вкратце значение греческой колонизации для судеб первобытной периферии Европы заключалось в следующем.

1. Периферия в целом значительно приблизилась к очагам цивилизации, а значительное число первобытных обществ стало непосредственными соседями классовых. Скифы, меоты и другие племена Причерноморья, фракийцы на Балканах, племена Италии, кельты и иберы вступают теперь в постоянные контакты с греческим миром.

2. Технические, хозяйственные и культурные достижения греческого мира, а также его социальные отношения оказывают глубокое и всестороннее воздействие на непосредственную первобытную периферию. Так, в конце 6-4 веков до нашей эры под влиянием античного мира у кельтов появляется целый ряд технических новшеств (в том числе кирпичные сооружения, вращающийся токарный станок, ручная мельница и гончарный круг), расширяется использование железа. По словам Помпея Трога, галлы взяли у жителей Массалии наиболее культурный тип жизни, где-то совсем оставили, где-то смягчили варварские свои обычаи, научились возведению укрепленных стен вокруг своих городов и правильной обработке полей. Тогда же они жить стали, применяя законы, а не право и силу оружия, стали сажать оливы и возделывать виноградники. Одним словом, и сами жители и условия их жизни стали настолько хороши и прекрасны, что можно было подумать, что вовсе не греки пришли в Галлию, а вся Галлия перенеслась в восхитительную Грецию.

Страбон в отношении скифов рисует не столь идиллическую картину, но также отмечает глубокие изменения, происшедшие в их обществе под греческим влиянием: Надо сказать, что присущий нам образ жизни по большей части у всех вызвал перемены к худшему, внося страсть к удовольствиям и роскошь, а для удовлетворения страстей этих давая немало отвратительных средств в целях обогащения. Такая изощренная деградация нравов в самой серьезной степени укоренилась и у варваров, и у номадов.

3. Прибавочный продукт, производимый первобытной периферией, реализуется на греческих рынках, и эта торговля способствует дальнейшему разложению первобытнообщинных отношений, углублению дифференциации, развитию товарного производства. Скифы-пахари сеяли зерно на продажу, местное население в районе Истрии также стремилось увеличить продажу зерна греческим купцам. Под влиянием спроса на хлеб наблюдается оседание скотоводческих племен и рост сельскохозяйственных поселений вокруг греческих городов: в 4-м веке в Прикубанье, Восточном Крыму и Нижнем Побужье, в 3-м веке - в степном Крыму.

Погребения скифской, меотской и кельтской знати переполнены греческими предметами роскоши, в том числе выполненными специально на заказ. Спрос на рабов со стороны античных государств способствует увеличению числа войн на их варварской периферии. Кое-где на первобытной периферии начинается даже чеканка собственной монеты в подражание греческой, а затем римской, в основном в интересах торговли.

4. Сложные политические взаимоотношения с греческими полисами в некоторых случаях форсируют возникновение местной государственности: в 5-м веке у фракийцев (держава одрисов), в Синдике и, может быть, в Колхиде, еще раньше у скифов. В Западном Средиземноморье отчасти в результате спонтанного развития, ускоренного контактами с классовыми обществами еще во 2-м тысячелетии до нашей эры, отчасти под влиянием финикийской и греческой колонизации возникают местные очаги классового общества (Этрурия, Лаций, Тартесс).

В других случаях влияние греческих и других средиземноморских государств могло, наоборот, отрицательно сказаться на сложении местной государственности на варварской периферии. Возможно, так случилось с кельтами, у которых тесные связи с различными центрами Средиземноморья привели к раздроблению общества, к усилению аристократии и упадку монархической власти, что сознательно поощрялось в дальнейшем Римом.

Наиболее подверженными греческому влиянию оказались те племена, у которых были для этого достаточные внутренние предпосылки в виде далеко зашедшего разложения первобытнообщинных отношений. Неплохим примером служит сравнение скифов и тавров. В то время как скифы подверглись всестороннему воздействию греческой цивилизации, тавры, находившиеся на сравнительно низком уровне экономического и социального развития, оказались затронутыми им значительно меньше.

В свою очередь, первобытная периферия оказывала значительное влияние на греческий мир. Очевидно, нормальное функционирование средиземноморской рабовладельческой цивилизации было невозможно без существования такой периферии как объекта эксплуатации и источника рабов. Греки оказались восприимчивыми к культурным, техническим и военным достижениям варваров. Наконец, само наличие обществ, еще не знающих классового антагонизма, оказало заметное влияние на научную и философско-этическую мысль древних греков, а вслед за ними и римлян.

Сегодняшнее число: 22.02.2018 01:59:35