Главная - Первобытная периферия докапиталистических обществ - Юто-Восточная Азия, Океания и Австралия: 3 тысячелетие до н.э. - середина 1 тысячелетия н.э.

Юто-Восточная Азия, Океания и Австралия: 3 тысячелетие до н.э. - середина 1 тысячелетия н.э.

Взаимоотношения классовых обществ и первобытной периферии в Юто-Восточной Азии надо рассматривать в двух аспектах.

Во-первых, весь этот район в целом длительное время являлся отдаленной первобытной периферией по отношению к другим, более продвинутым областям ойкумены. Внешние воздействия в значительной степени способствовали прогрессивному развитию экономики и материальной культуры населения Юто-Восточной Азии и стимулировали ее социальное развитие, зачастую являясь катализатором в возникновении первых государств.

Во-вторых, и в Юго-Восточной Азии с возникновением около рубежа нашей эры первых государственных образований появляются свои центры цивилизации и окружающая их первобытная периферия.

Век металлов, обусловивший быстрый рост производительных сил и разложение первобытнообщинных отношений, и его первая культура Донгшон (6-1 века до н.э.) на территории Индокитая и Индонезии возникли под очевидным влиянием Индии и Китая. Из Индокитая металлургические навыки распространяются в островной части Юто-Восточной Азии до Филиппин.

Близость к очагам цивилизации во многом определяла темпы социально-экономического развития, которые в материковой части региона были выше, чем в островной, на западе островной части выше, чем на востоке, а в береговых районах островов выше, чем в глубинных. В последние века до нашей эры - первые века нашей эры разложение первобытнообщинных отношений в наиболее продвинутых районах зашло уже далеко, и там, где ему сопутствовали сильные внешние влияния, возникли первые государственные образования.

Особенно большую роль в возникновении государственности в Юто-Восточной Азии сыграло индийское влияние, которое, по мнению ряда исследователей, было не просто фактором, ускорявшим процессы классообразования и складывания государства в Юго-Восточной Азии, но одной из движущих причин этих процессов. Это влияние становится особенно заметным с первых веков нашей эры, когда в Юго-Восточную Азию устремляется поток индийских купцов и переселенцев. Индийская колонизация, несмотря на всю ее специфику, вызывалась, как и сравнимые с ней греческая и финикийская, в основном внутренними причинами, но ее значение для судеб колонизуемого района было еще более велико.

Остается фактом, что наиболее ранние государства в Юго-Восточной Азии, за исключением Северного Вьетнама, возникли в низовьях больших рек и на морском побережье - в местах интенсивной торговой и колонизационной деятельности индийцев, одновременно являвшихся местами пересечения важных торговых путей. Этому немало способствовало и то, что индийцы селились не изолированно, а среди местного населения и довольно быстро с ним сливались. Ими были основаны многие местные династии.

Торговля вела к накоплению богатств в руках местной знати, а политическое и идеологическое воздействие со стороны индийских переселенцев - купцов, миссионеров, ремесленников, представителей знати и просто авантюристов - способствовало быстрейшему оформлению первых государств и распространению в Юго-Восточной Азии индийских норм классового общества, придворного ритуала, титулатуры, обожествления царской власти, деления общества на варны, классовых религий - индуизма и буддизма различных толков, письменности, летосчисления и других элементов более высокой культуры.

Индийское влияние заметно сказалось только на тех племенах и народах, у которых уже ранее начался распад первобытнообщинных отношений. Специфической чертой Юго-Восточной Азии является то, что ее ранние государства были в значительной мере ориентированы на внешний мир, а их влияние на внутренние районы было относительно слабым.

Государственность побережья Малакки - одна из самых древних в этом регионе, однако внутренние области полуострова вплоть до нового времени были в числе наиболее отсталых. Правда, в 1-м тысячелетии до н.э. и особенно в 1-м тысячелетии н.э. продвигающиеся к югу тайские и бирманские народы испытывают сильное влияние аустроазиатского населения, с которым интенсивно смешиваются. Но все же первобытная периферия была здесь более чем где-либо неоднородной.

Очевидно, уже расселение аустроазиатских и аустронезийских племен и тем более последующие миграции привели к вытеснению не ассимилированного местного населения, находившегося на стадии мезолита, в изолированные и труднодоступные районы, что обрекало его на отсталость и даже деградацию. Вместе с тем эта изолированность и отсталость была препятствием для культурных контактов с более продвинутыми соседями.

Прогрессивные изменения в экономике и материальной культуре, совершавшиеся в Восточной и Юто-Восточной Азии, достигали даже Океании, очевидно главным образом в результате миграции аустронезийских народов. Это выразилось в распространении производящей экономики (большинство культурных растений и домашних животных Океании происходит из Юго-Восточной Азии) и многих элементов материальной культуры (например, четырехгранного топора). В этой связи заслуживает внимания гипотеза, по которой само движение предков полинезийцев было вызвано экспансией ханьского Китая к югу от Янцзы.

Азиатские влияния через Индонезию и Новую Гвинею доходили даже до Австралии и оказали определенное воздействие на материальную культуру ее аборигенов. Некоторые их каменные орудия, например, явно подражают бронзовым кельтам Индокитая. Но их общий низкий культурный уровень, вероятно, был препятствием для широких заимствований. Несмотря на то что на побережье Арнхемленда наиболее ранние находки керамики датируются 206 годом до нашей эры, австралийцы сами так и не научились ее изготовлять.

Сегодняшнее число: 22.02.2018 02:02:50