Главная - Первобытная периферия докапиталистических обществ - Воздействие центра на формы социально-политической организации в Африке

Воздействие центра на формы социально-политической организации в Африке

Воздействие центра на формы социально-политической организации, складывавшейся на первобытной периферии, было значительно скромнее воздействия в хозяйственно-технологической сфере. В частности, в период, предшествовавший распространению ислама, едва ли можно проследить какое бы то ни было влияние обществ Средиземноморья и Переднего Востока на семейные отношения у африканских народов. Если говорить о других сторонах и уровнях социальной организации, то контакты с классовыми обществами, конечно, ускоряли процесс социальной и имущественной дифференциации на первобытной периферии, способствуя тем самым созданию предпосылок возникновения классов и государства.

Однако довольно сложно установить, в какой мере влияние классовых обществ определяло формы и темп эволюции, скажем, общины. Более того, практически на всей территории Африки к югу от Сахары вне зависимости от интенсивности и продолжительности контактов с классовыми обществами не только не произошло разложение общины, но даже нигде не сложилось такой ее формы, как соседская община, ибо этому препятствовала потребность в коллективном труде сравнительно больших людских масс, обусловленная особенностями африканского земледелия.

В то же время экологические условия в большей части Африки предопределили сложение здесь отношений эксплуатации непосредственных производителей преимущественно в рамках той модели, которую многие исследователи рассматривают как "азиатскую" - с сильной тенденцией к появлению бюрократическо-деспотической политической надстройки. В этих процессах немалую роль играло воздействие древнего Египта.

Правда, реально бюрократическо-деспотические структуры возникли лишь в Нильской долине, где тесные связи с Египтом не только ускорили сложение классового общества, но и вызвали подражание египетским формам государственно-политической организации. Государственные образования, складывавшиеся к югу от четвертого нильского порога, во многом были "сколком" с тех форм организации, которые приносили с собой египетские завоеватели.

Влияние египетских политических форм на периферийные районы проявлялось настолько сильно, что правящие группы в этих районах, сформировавшиеся, вне всякого сомнения, под значительным воздействием египетского образца, в конце концов оказывались вполне подготовленными для захвата при благоприятной обстановке власти в самом Египте (XXII Ливийская династия, XXV Эфиопская династия).

Наличие в древнеегипетской цивилизации, автохтонной в своей основе, хотя и обогащенной средиземноморскими контактами, множества черт, сходных с культурами внутренних областей континента, облегчало усвоение достижений древнего Египта другими африканскими народами. В политико-идеологической сфере ряд исследователей считает возможным говорить о сохранении возникшей в Нильской долине традиции сакральной царской власти в таких средневековых обществах, как, например, моси или сонгайское в период династии "дья". Однако речь должна идти не столько об "африканском по происхождению", сколько о стадиальном сходстве, чем и объясняется хронологическое запаздывание появления этих политико-идеологических структур.

Прямое воспроизведение форм социально-политической организации, заимствованных у обществ Нильской долины, в частности понятия царской или храмовой собственности на землю, было в Африке скорее исключением, чем правилом.

При всех различиях между отдельными районами можно отметить важную особенность процесса классообразования в Африке в целом. Этот процесс развивался здесь прежде всего через монополизацию общественной административной функции, а не путем непосредственного использования возможностей получения прибавочного продукта. Принципиальное единство в характере процесса несомненно для всего континента. Различие же между отдельными районами определялось тем, какого рода общественная административная функция монополизировалась, и в этом не последнюю роль играло воздействие классовых обществ. (Разумеется, речь идет только о преобладании той или иной функции, а не о полном отсутствии остальных.)

На северо-востоке Африканского континента такой функцией была организация строительных и ирригационных работ. Если ирригационные работы были особенно характерны для древнего Египта, то традиция строительных работ общегосударственного значения отчетливо прослеживается в Мероэ или в Аксуме. В суданском районе и на восточном побережье главное место занимала торгово-организаторская функция.

Караванная транссахарская торговля в Судане, морская торговля на востоке служили основным каналом, по которому осуществлялось воздействие развитых районов Средиземноморья - Передней Азии на африканские общества. В этом процессе ближняя периферия (в Судане - от гарамантов до Борну и Сонгаи, в Восточной Африке - города побережья) выступала в качестве посредника в сношениях между внутренними районами континента и средиземноморско-ближневосточным миром. Ярче всего это проявлялось в торговле рабами и золотом, которые поступали из глубинных районов Африки.

Именно в торговле этими важнейшими товарами яснее всего проявлялась та неэквивалентность обмена, о которой уже шла речь. Характерно и то, что, вне зависимости от характера преобладающих отношений между центром и ближней периферией, контакты между последней и периферией дальней почти всегда имели форму прямого военно-политического воздействия. Иначе говоря, степень неэквивалентности обмена имела тенденцию к возрастанию по мере удаления от центра.

Учитывая посредническую роль ближней периферии, при которой не возникало достаточных стимулов к ускоренному развитию собственного хозяйства составлявших ее обществ, легко понять, что монополизация торгово-организаторских функций верхушкой общества неизбежно вела к появлению зачаточных форм государственно-политической организации задолго до завершения процесса сложения общественных классов.

В Судане и Восточной Африке торговые контакты стали важнейшим стимулом сложения правящей верхушки на основе перерождения старой родовой знати. Позднее к ней добавляются и в конечном счете оттесняют ее на задний план новые социальные группы: военная аристократия и купечество, тесно связанные с мусульманской религиозной верхушкой. При этом на восточном побережье в составе правящих групп городов-государств был гораздо сильнее представлен пришлый этнический элемент, хотя, конечно, чаще новый правящий класс складывался на основе известного компромисса между старой и новой знатью.

Необходимо вместе с тем принимать во внимание, что тортовые контакты были более необходимы центру, нежели первобытной периферии. Достаточно напомнить роль рабов-зинджей в освоении засоленных земель Нижнего Ирака или место товаров из транссахарской Африки в европейской торговле 13-14 веков, а также социально-экономические явления, связанные с этой торговлей в процессе сложения капиталистических отношений в Западном Средиземноморье.

Одним из немаловажных проявлений воздействия классовых обществ на первобытную периферию в Африке были идеологические влияния, в конкретной исторической обстановке почти исключительно религиозные. Однако, давая идеологическую санкцию новым формам социально-экономической и политической организации, привносимым на периферию классовыми обществами, сами новые формы идеологии оказывались в результате длительного процесса приспособления к местным условиям весьма мало похожими на "классические". История африканского ислама служит тому доказательством. Таким образом, и в этом случае с наибольшей легкостью усваивались те идеологические представления, которые были близки к собственным, а остальные, даже в случае их восприятия, подвергались сильной переработке.

Сегодняшнее число: 22.02.2018 01:58:32