Главная - Первобытная периферия докапиталистических обществ - Сибирь в середине 1-го - середине 2-го тысячелетия нашей эры

Сибирь в середине 1-го - середине 2-го тысячелетия нашей эры

В Южной Сибири в середине 1-го тысячелетия нашей эры впервые возникает своя государственность в виде непрерывно сменяющих одно другое тюркских государств. Несколько позднее возникает государственность и на Дальнем Востоке. Таким образом, и Сибирь, удаленная от древних центров цивилизации, разделяется на области, занятые классовыми и первобытными обществами.

В то же время Сибирь в целом больше, чем когда-либо в прошлом, испытывает воздействие со стороны классовых обществ других регионов. Основными последствиями подобных многосторонних воздействий на жизнь первобытной периферии Сибири были:

- дальнейшее распространение производящего хозяйства в виде скотоводства, земледелия и особенно оленеводства (Западная Сибирь, Восточная Сибирь, Крайний Север и северо-восток Сибири);
- распространение железа;
- значительные перемещения и передвижения, практически затронувшие весь регион, изменившие его этническую карту и подчас оказывавшие значительное и разнообразное влияние на формы социальной организации конкретных этнических трупп и народов (так, считается, что довольно значительные различия в формах социальной организации у народов Северной Сибири трудно объяснить без учета возможного занесения многих их характерных черт с юга или взаимодействия элементов социальной организации этнических групп, имевших южное происхождение, с аборигенами);
- установление прочных торговых связей племен первобытной периферии с классовыми обществами;
- включение племен первобытной периферии в сферу военно-политического влияния классовых обществ (Западная Сибирь, Дальний Восток, отчасти Восточная Сибирь);
- разложение первобытнообщинных отношений, форсированное контактами с классовыми обществами, в том числе внешней опасностью (Западная Сибирь, Дальний Восток).

Поскольку взаимоотношения первобытной периферии с классовыми обществами в отдельных районах Сибири имели свою специфику, целесообразно рассмотреть их здесь отдельно.

Для Западной Сибири в это время большое значение имеет постоянный прилив с юга новых этнических элементов с их материальной культурой и более развитыми социальными отношениями. Коренное население смешивается с пришельцами, нередко подвергается ассимиляции или оттесняется в более северные районы. Кое-где оно оказывается в даннической зависимости от своих южных, а позднее и западных соседей.

Факторами, стимулировавшими общественное развитие и связанными с влиянием более передовых областей, в Западной Сибири были:

- распространение производящего хозяйства в виде примитивного скотоводства и земледелия на юге области и особенно оленеводства, а также железоделательного производства;
- проникновение элементов товарных отношений в экономику (развитие добычи пушнины для уплаты дани и торговли);
- возникновение племенных объединений, отчасти форсированное внешней опасностью.

В то же время миграционные потоки, конкретные формы которых отчасти также определялись давлением классовых обществ, оказывали противоречивое влияние на социальное развитие. Племена, вытеснявшиеся на север, в какой-то мере регрессировали, теряли некоторые из ранее приобретенных достижений, как это случилось с утратившими скотоводство и земледелие самодийцами, но в то же время приносили с собой новые, более передовые элементы культуры и социальной организации.

В Восточной Сибири, южные районы которой были заселены тюркскими, а затем монгольскими племенами, иногда входившими в состав того или иного государственного образования, значение этнических перемещений для общественного развития и их прямая связь с давлением классовых обществ ощущаются еще сильнее. Так, бегство предков якутов из Прибайкалья на север привело к потере ими навыков земледелия и письменности и, вероятно, к общему регрессу в социально-экономическом отношении.

Контакты с якутами и южными монголо-язычными группами оказали существенное влияние на тунгусское население, что выразилось в переходе отдельных его групп к скотоводству, прежде всего к оленеводству, в развитии добычи пушнины для обмена и уплаты дани, возможно также в усилении межродовых столкновений и расселении тунгусо-язычных племен. Все это не могло не способствовать разложению первобытнообщинных отношений, ранние формы которого и наблюдались у тунгусов.

Раннее появление государственности на Дальнем Востоке (Бохай, государство чжурчжэней) во многом объясняется активными и разнообразными связями с государствами и народами Центральной и Восточной Азии и не в последнюю очередь потребностями борьбы с агрессией Китая. Эти государственные образования включали в свой состав племена Амура и Приморья или влияли на них, что не могло не сказаться на их развитии. Монгольское нашествие, опустошившее Дальний Восток, напротив, было важнейшей причиной последующего регресса этих племен. На конкретных формах социальной организации амурских народов не могли также не сказаться этнические передвижения, в результате которых в состав местного населения вливались пришельцы, находившиеся на различных уровнях развития.

Даже племена крайнего северо-востока Сибири испытывали на себе влияние более передовых областей. Это выразилось в проникновении к ним железных орудий и прежде всего в распространении оленеводства.

Таким образом, население Сибири на протяжении тысячелетий испытывало воздействие более передовых обществ, что явилось одной из причин констатируемого всеми исследователями разнообразия конкретных форм социальной организации, далеко не всегда вытекающего из различий в уровне экономического развития.

Сегодняшнее число: 22.02.2018 02:03:10