Главная - Первобытная периферия докапиталистических обществ - Америка до середины 2-го тысячелетия нашей эры

Америка до середины 2-го тысячелетия нашей эры

В Америке традиционно выделяются два центра раннеклассовых обществ: ацтекско-майянский в Мексике и Гватемале (Мезоамерика) и инкский (Андский) в Перу и Боливии. Окружавшие их племена находились на различных уровнях развития. Наиболее продвинутыми были племена Промежуточной области, охватывавшей территорию современных Никарагуа, Коста-Рики, Панамы, а также Колумбии и Эквадора. Именно здесь под влиянием ранее сложившихся классовых обществ шел процесс формирования варварских государственных образований.

Пуэбло на севере Мексики, тараски и миштеки - юго-западные соседи ацтеков, какчикели и кекчи у южных границ городов-государств майя, куна в Панаме, тайрона, бонда, кимбайя, каука и в первую очередь чибча-муиски в Колумбии, тумако и кара в Эквадоре, диагиты, атакаменьо и арауканы у южных границ инков - вот далеко не полный перечень культур и народов, близко примыкавших по уровню своего развития к очагам цивилизации и испытавших на себе сильное воздействие более развитых обществ. За их счет и происходило дальнейшее расширение области высоких цивилизаций, вываривание соседних народов в государственном котле. И здесь близость к центрам цивилизации во многом определяла темпы развития.

Так, арауканы, сравнительно поздно, и то лишь частично, попавшие под влияние инков, в социальном отношении отставали от населения северных Анд, хотя в экономическом шли с ними наравне.

В Северной Америке наиболее передовыми в экономическом и культурном отношении были индейцы юго-запада и юго-востока США, издревле связанные с южными районами, получившие оттуда навыки производящего хозяйства и испытавшие сильное культурное и идеологическое воздействие, в том числе религиозное. В свою очередь, они также оказывали определенное культурное воздействие на своих северных соседей.

Остальная огромная масса племен охотников, собирателей и примитивных земледельцев значительно отставала по уровню развития от зоны высоких культур. В Южной Америке наиболее отсталыми были народы, населявшие зону тропических лесов Амазонки, - араваки, карибы, тупи-гуарани и другие.

Муиски, жившие на плоскогорье Восточных Кордильер в Колумбии, находились как бы на острове, сплошь окруженном племенами, далеко отстававшими от них по уровню своего социально-экономического развития. Населению северной зоны американских цивилизаций - майя, миштекам, тольтекам - также приходилось постоянно сталкиваться с отсталыми племенами, устремлявшимися из юго-западных районов Северной Америки на юг. Индейцы Калифорнии, несмотря на свою близость к развитым племенам юго-запада США, оставались собирателями и охотниками.

Таким образом, одной из особенностей взаимоотношений классовых обществ и первобытной периферии в Америке было весьма значительное несовпадение понятий ближней и дальней периферии с уровнем развития, достигнутым этими племенами. Причины этого, очевидно, следует искать прежде всего в природно-географических особенностях среды, зачастую ставившей препятствия на пути распространения производящего хозяйства, и в исторических особенностях развития Америки, в частности в сравнительно позднем появлении государственности и непрерывных миграциях.

Другой особенностью взаимоотношений классовых и первобытных обществ в Америке был значительно меньший, чем в Старом Свете, технологический разрыв между центром и первобытной периферией. Это ограничивало возможности экономического воздействия на периферию, которое проявлялось главным образом в постепенном распространении производящей экономики и началось задолго до появления первых американских государственных образований.

Торговля с периферией, конечно, велась. Например, довольно оживленную торговлю с соседними первобытными племенами вели муиски, причем эти племена поставляли муискам сырье и получали взамен изготовленную из него продукцию. Торговые пути простирались до залива Урабы и берегов Ориноко на востоке до нижнего течения Магдалены на севере и до тихоокеанского побережья южнее линии экватора. Именно этими древними торговыми путями испанцы впоследствии проникли в запрятанную в глубине континента страну муисков.

Отсутствие значительного технологического разрыва между классовыми обществами и первобытной периферией в Америке объясняет третью особенность их взаимоотношений - очень большую роль военно-завоевательных контактов и миграций. Классовые общества Америки стремятся к территориальной экспансии, расширяют свою территорию за счет первобытной периферии, навязывают покоренным племенам свои порядки, что приводит к включению их в условия государственной жизни или к значительной деформации их общественного строя.

Так, к моменту появления европейцев государство ацтеков простиралось с востока на запад от океана до океана, и ацтеки навязали систему примитивного ограбления в виде данничества огромной массе варварских племен. В идеологической сфере наиболее заметным результатом ацтекского влияния был навязанный ими народам, объединенным под их эгидой, кровавый культ массовых человеческих жертвоприношений, использовавшийся как средство устрашения покоренных народов.

Муиски оказывали значительное политическое и идеологическое воздействие на племена лаше и гуане не только через тесные торгово-экономические связи, но и посредством включения последних в единую иерархическую систему военно-политических объединений, во главе которых стояли муиски.

Сложившееся в 14-15 веках государство инков объединяло значительное число народов, живших на побережье и в горной части современных Перу, Боливии, Эквадора, Северного Чили и Аргентины. Созданное в результате завоеваний, в том числе первобытной периферии, государство инков насчитывало несколько миллионов человек. Среди них были и такие отсталые общности, как примитивные охотники и собиратели уанкапампа, уануку, уркильясу и древнейшие обитатели озера Титикака - индейцы уру, и примитивные земледельцы - анпара, тухма (в окрестностях Тукумана), и носители развитой земледельческой культуры - кара, чача-пойяс в Эквадоре, арауканы в Чили, диагиты и атакаменьо в Аргентине, и такие высокоразвитые сложившиеся общности, как чанка и чину на побережье.

Целый ряд мероприятий способствовал их включению в условия государственного существования: система регулярного сбора дани, распространение ряда привилегий правящей инкской знати на аристократическую верхушку покоренных племен (в их числе освобождение ее от налогов и предоставление права на замещение некоторых должностей), вовлечение покоренных племен в завоевательные походы, введение в качестве обязательных языка кечуа и государственного культа Солнца, насильственное переселение части покоренных жителей (митмайкуна) в другие районы государства.

В результате многие из завоеванных племен подтягивались к уровню развития, достигнутому центром. Через систему управления, торгово-экономические связи, государственный культ их первобытнообщинные институты подвергались разрушению и деформации.

Однако и здесь важным фактором был уровень социально-экономического развития, достигнутый самой первобытной периферией. Так, древние земледельцы арауканы и кара были сравнительно быстро приобщены к политико-административной системе инков. Однако стремление инков включить в государственный механизм земледельцев тропических лесов или примитивных уру, живших рыболовством и собирательством мало к чему привело. Испанский монах Мартин де Моруа писал, что инки пытались заставить их служить в своей армии, однако уру, не умевшие держать оружия в руках, шли на войну почти безоружными и гибли как мухи, так как не имели никакой военной подготовки.

Великий инка Синчи Рока, считавший уру народом диким и бесполезным, приказал, чтобы уру ежемесячно сдавали налог в виде вшей как своеобразный вклад в оздоровление общественного быта.

Сегодняшнее число: 22.02.2018 01:57:49