Главная - Неравномерность исторического развития и процессы колонизации - Колонизация Гренландии

Колонизация Гренландии

В ряде районов земного шара основной целью колонизации было использование местных природных ресурсов путем неэквивалентной торговли с коренным населением. Типичным примером этого является колонизация американского севера, то есть Аляски, канадского севера и Гренландии, на взаимоотношениях коренного населения которых с колонизаторами мы и остановимся подробнее.

Раньше всего, уже на рубеже 10-11 веков, европейцы проникли в Гренландию. Норманнская колония существовала здесь до начала 16-го века, но остается неизвестным, каковы были отношения между колонистами и эскимосским населением острова. Контакты гренландских эскимосов с европейцами возобновились в конце 16-го века. В 1586 г. состоялась первая торговая поездка европейских купцов к эскимосам. Во время нее у жителей залива Готхоб (Западная Гренландия) было куплено 500 шкур тюленей, а также значительное количество птицы и рыбы.

В 1614 г. в Нидерландах была основана компания для китобойного промысла у берегов Гренландии и торговли с ее населением. Несколько лет спустя подобная компания была основана в Дании. Европейские купцы покупали у гренландских эскимосов главным образом китовый ус и песцовый мех. В обмен они привозили котлы, ножи и другие металлические изделия, строительный лес, фаянсовую посуду, бусы, а позднее ружья и охотничьи припасы, которые со временем стали основными предметами ввоза. Торговые отношения с европейцами не только изменили материальную культуру западно-гренландских эскимосов, но и вызвали существенные изменения в их хозяйстве. Больше времени, чем раньше, стало уделяться охоте на песцов и меньше - добыче морского зверя.

Из-за хищнического истребления китов европейскими китобоями постепенно стал приходить в упадок местный китобойный промысел. Хозяйство западно-гренландских эскимосов начало утрачивать натуральный характер, что, естественно, нашло отражение и в сфере общественных отношений.

Изменения в характере расселения и типе жилищ западно-гренландских эскимосов в 16-18 веках позволяют предполагать, что в это время у них в результате развития производительных сил и под влиянием торговли с европейцами происходило укрепление патриархальных отношений. Типичное селение в этот период состояло из одного длинного дома, который занимала одна большесемейная община, включавшая до 50 человек. Как писал об этом Х. Ларсен, "казалось, каждая семейная группа теснее сплачивала свои ряды и не нуждалась в обществе других".

С 20-х годов 18-го века в жизни гренландских эскимосов наступил новый этап, связанный с началом колонизации острова Данией. За первые полвека колонизации датские купцы и миссионеры основали на западном побережье Гренландии значительное число поселков и миссионерских станций, охватив своим экономическим, культурным и религиозным влиянием всех живших здесь эскимосов. Основой датской колонизации Гренландии была торговля, ставшая с 1774 г. государственной монополией. При этом до конца 19-го начала 20-го века политика Дании в Гренландии была направлена на то, чтобы эскимосы продолжали заниматься охотой, сохраняя традиционные отрасли хозяйства, а также основные элементы самобытной материальной культуры. Для работы в портах, на китобойных станциях и выполнения других "нетуземных" работ в Гренландию привозились датские и норвежские рабочие и моряки. Многие из них оседали на острове и женились на эскимосках.

Торговля Дании с Гренландией была полностью ориентирована на максимальное сохранение традиционной культуры. Выбор европейских товаров в лавках королевской торговой компании был весьма ограничен, а продажа эскимосам съестных припасов первоначально вообще была запрещена. Конечно, даже такая лимитированная торговля объективно вела к превращению прежнего натурального хозяйства эскимосов в товарное. В то же время все преобразования в жизни гренландских эскимосов происходили постепенно и не вели к резкой ломке их культуры и общественных отношений.

В период колонизации значительно усовершенствовалась техника охотничьего промысла. Гарпуны при охоте на тюленей были заменены ружьями. В середине 19-го века был изобретен маскировочный щит для каяка. Он изготовлялся из куска белой материи, прикреплявшейся к форштевню, и делал каяк с носа похожим на ледяной торос. Это позволяло ближе подплывать к тюленям. Примерно в то же время было сделано и другое усовершенствование: под кормой каяка стала прикрепляться рулевая доска, благодаря которой он стал лучше сохранять курс. Для зимней охоты с ружьем с начала 19-го века стал применяться белый матерчатый щит, ставившийся на маленькие санки, которые охотник толкал перед собой. Эти и некоторые другие усовершенствования повысили продуктивность индивидуальной морской охоты.

Под влиянием торговцев, скупавших оленьи шкуры, огромные размеры приобрела в первой половине 19-го века охота на оленей карибу. Она значительно облегчилась благодаря замене в 18-м веке луков ружьями. В 1839 г. было убито 37 тыс. оленей, затем в этом промысле наступил упадок, вызванный резким уменьшением поголовья. карибу в Гренландии.

Увеличение производительности труда охотников и постепенная замена натурального хозяйства товарным в результате расширения торговли с датчанами приводили к повышению производственной роли отдельной малой семьи, к обособлению ее в большесемейной общине. Действительно, уменьшение доли продуктов, добывавшихся для внутреннего потребления, означало также уменьшение продукции, распределявшейся между членами общины по старым первобытно-коллективистским нормам. Все, что охотник получал в обмен на шкуры и жир, проданные торговцу, оставалось в его малой семье. Именно поэтому увеличилась самостоятельность малой семьи, и она начала выделяться из большесемейной общины.

Этот процесс нашел свое отражение в происходившей в Западной Гренландии с конца 18-го - начала 19-го века смене больших общинных домов маленькими, рассчитанными сначала на две, а позднее на одну малую семью. Очень характерно, что в Восточной Гренландии, где натуральное хозяйство сохранялось дольше, чем в Западной, дольше просуществовали и большие общинные жилища.

С середины 19-го века все сильнее ощущается уменьшение числа тюленей в результате их массового истребления европейскими зверобоями. Следствием сокращения промысловой фауны стали участившиеся случаи голода коренного населения Западной Гренландии. Уменьшение плотности промысловых животных на единицу площади требовало рассредоточения охотников. Вероятно, это обстоятельство также сыграло определенную роль в происходившем в 19-м веке в Западной Гренландии распаде большесемейной общины.

Основной же причиной этого распада и соответствующего изменения типа жилища была, как уже отмечалось, постепенная смена прежнего натурального хозяйства товарным в результате торговли с датчанами.

Как только человек начинает продавать продукты своего труда торговцу, он неизбежно должен порвать с традиционными социально-экономическими обязательствами прежде всего по отношению к членам семей, с которыми он делит дом, и до некоторой степени по отношению к соседям по поселку. Один из лучших знатоков Гренландии середины 19-го века, Ринк, отмечал, что такую же роль в разрушении традиционных социально-экономических обязательств по отношению к членам большой семьи и соседям играла работа многих гренландских эскимосов по найму в лавках, домах миссионеров и в других местах.

В. пределах распадающейся большой семьи появились отдельные малые семьи, имевшие более или менее постоянный денежный доход от продажи шкур, моржового клыка, тюленьего жира и других продуктов представителям Гренландской торговой компании. Доход от продажи этих продуктов оставался в малой семье, даже если она еще входила в большесемейную общину. В то же время охотничья добыча, не проданная торговцу, продолжала распределяться по старым коллективистским нормам. В результате к полному выделению из большесемейной общины и переходу в индивидуальное жилище стремились не только те, кто имел денежные доходы и желал освободиться от власти большой семьи и получить возможность улучшить условия своей жизни, но и те, чьи источники денежных доходов были малы и кто не желал делиться мясом с более удачливыми товарищами по дому.

В итоге к концу 19-го века в Западной Гренландии за немногими исключениями исчезли и большая семья, и длинный дом.

Исчезновение больших семей и длинных домов повело к ряду существенных экономических и социальных последствий. Переход в жилища на одну семью немедленно привел к ликвидации такой прежде обычной формы кооперации, как совместное участие многих семей большого дома в сборе шкур для изготовления оболочки умиака. Эти оболочки менялись ежегодно, и одной малой семье было трудно собрать достаточное количество шкур для новой оболочки. Поэтому вслед за распадом большесемейных общин часть прежде входивших в них супружеских пар лишилась умиаков.

Подобный процесс происходил и в Восточной Гренландии, как это установили исследователи на основании знакомства с архивами датской администрации в Гренландии.

Переход в маленькие жилища отрицательно сказался и на другом, еще более важном элементе промыслового снаряжения - каяках. До этого каяки обычно ремонтировались зимой в свободное время внутри большого дома. Новые жилища на одну семью были слишком малы, чтобы внутри них можно было чинить каяк, а на открытом воздухе этому мешал холод. В результате после переселения в маленькие жилища частыми стали случаи, когда охотники целое лето вели промысел в неисправных, протекающих каяках. Это ограничивало район деятельности охотников угодьями, ближайшими к стойбищу, что, конечно, снижало продуктивность морского зверобойного промысла. Тот же результат имело и уменьшение числа умиаков, находившихся в распоряжении охотников.

Одним из первых социальных последствий распада большой семьи было изменение роли стариков в обществе. В большой семье они играли значительную и уважаемую роль. Старейшие члены большой семьи следили за порядком в доме и, основываясь на своем опыте, планировали охотничьи поездки. Старики были хранителями традиций и полезных знаний, которые они передавали молодому поколению. Для малой же семьи старики оказались тяжелым экономическим бременем, особенно в связи с последовавшим за исчезновением больших домов снижением эффективности морского и зверобойного промысла, что не могло не сказаться на отношении к ним.

Ближайшим следствием распада большой семьи было снижение эффективности морской охоты. Однако вскоре, примерно с 1865 г., для охоты с каяка начали применяться ружья. Это резко повысило продуктивность морской охоты, но одновременно привело к тому, что значительная (по некоторым данным до 30-50%) часть убитых или тяжело раненных животных тонула, прежде чем охотник успевал их загарпунить. Несмотря на это последнее обстоятельство, применение ружья создало временный бум в промысле тюленей. Соответственно выросло и число тюленей, которые гибли без пользы для охотника. Совпав с усилением европейского зверобойного промысла у берегов Гренландии этот бум привел уже в последнем десятилетии 19-го века к значительному уменьшению числа тюленей, упадку зверобойного промысла эскимосов Западной Гренландии и как следствие этого к их крайнему обнищанию.

Ухудшение экономического положения неблагоприятно отражалось и на демографических процессах, происходивших в Западной Гренландии во второй половине 19-го века. Ее коренное население хотя и не убывало, но и не возрастало.

Сегодняшнее число: 20.02.2018 04:51:45