Главная - Неравномерность исторического развития и процессы колонизации - История индейцев Гвианы

История индейцев Гвианы

Не в пример другим частям Южной Америки Гвиана не привлекла внимания испанцев и португальцев, и колонизацией ее вплоть до начала 19-го века занимались преимущественно голландцы. С 70-80-х годов 16-го века они начали торговать с карибскими и аравакскими племенами, населявшими в то время побережье Гвианы. Голландские купцы меняли ножи, топоры и бусы на табак, натуральные красители и волокно. В 1580 г. на реке Померун было основано первое голландское поселение. В последующие десятилетия в Гвиане возникло еще несколько голландских поселений. Вскоре часть их была уничтожена индейцами, стремившимися не допустить чужеземцев на свои исконные земли.

В 1621 г. была организована голландская Вест-Индская компания. Она получила от своего правительства монополию на ввоз в Гвиану негров-рабов: из Африки и право на заселение морского побережья и берегов реки Эссекибо. В низовьях Эссекибо, а также на реках Померун и Бербис компанией и отдельными европейскими поселенцами были созданы плантации, где выращивались хлопок, табак и сахар. Плантации эти с самого начала были основаны на рабском труде негров.

Земледельческая колонизация голландских, а затем английских поселенцев ограничивалась прибрежными районами страны. Внутренними районами Гвианы по-прежнему владели индейцы, численность которых, по оценкам авторов того времени, доходила до 200 тысяч. Правда, современные исследователи признают эти оценки сильно завышенными и полагают, что в конце 16-го - первой половине 17-го века в Гвиане жило около 60-70 тысяч индейцев.

Горстка белых плантаторов и служащих Вест-Индекой компании была вынуждена считаться с наличием в своем тылу сильных и воинственных индейских племен. Индейцы были нужны плантаторам и как союзники для защиты колонии от испанцев и для удержания в подчинении огромной массы негров, работавших на плантациях, в особенности для поимки беглых рабов. Поэтому индейская политика голландцев в Гвиане в 17-18 веков значительно отличалась от политики испанских и португальских колонизаторов. Индейцев запрещалось обращать в рабство или плохо обращаться с ними. Индейские вожди регулярно получали от Вест-Индской компании подарки на общую сумму около 10 тысяч флоринов в год (эта цифра относится к середине 18-го века).

Отряды индейцев выполняли на плантациях полицейские функции, участвовали в подавлении периодически вспыхивавших восстаний, ловили беглых рабов. За свои услуги индейцы получали ром, бусы, ножи и другие предметы. Так, за поимку беглого раба была установлена цена в 10 лезвий топоров.

В середине 18-го века во внутренних районах нынешней Гайаны существовала система постов Вест-Индской компании. Их управляющие поощряли индейцев селиться вокруг постов, с тем чтобы полнее подчинить их влиянию голландской администрации. Управляющие делали подарки индейским вождям и старейшинам, раздавали индейцам ром, всячески воспитывали у них вражду к неграм. К началу 19-го века около 25% индейцев, обитавших на территории современной Гайаны, жили вблизи постов и плантаций. Эта группа индейцев в значительной мере оставила традиционное хозяйство и попала в экономическую зависимость от колонизаторов, от подарков и вознаграждений за услуги, а также (в меньшей степени) от меновой торговли с голландцами, которым индейцы (в особенности из племени акавайо) продавали гамаки, ценные породы древесины, хлопок, натуральные красигели.

Английские власти, сменившие в начале 19-го века голландцев в роли хозяев этой территории, первое время продолжали старую политику в отношении индейцев. Она сочетала подкармливание зависимых индейцев, особенно племенной верхушки, с их спаиванием, натравливанием на племена, сохранившие независимость, а также друг на друга, чтобы не допустить усиления и объединения индейских племен. Колонизаторы обманывали своих индейских союзников при торговых сделках, поощряли проституцию среди индианок. В 1823 г. колониальные власти привезли в Джорджтаун 350 индейцев, дабы использовать их на полицейской службе. К 1833 г. более половины этих индейцев умерло от алкоголизма.

В 1834 г., когда рабство в Британской Гвиане было отменено, система постов во внутренних районах ликвидируется и одновременно прекращаются выплаты и подарки вождям, и старейшинам. Физически и морально деградировавшие, отвыкшие от традиционных промыслов и приученные зависеть от подачек белых и платы за участие в организованном убийстве негров, индейские союзники были брошены колонизаторами на произвол судьбы. Их даже перестали упоминать в отчетах колониальной администрации.

Многие группы карибов, особенно тесно связанные в прошлом с колонизаторами, бежали в глубинные районы, в верховья рек, страшась мести освобожденных негров. Часть карибов Британской Гвианы (яо, сереконг, майонгконг), привыкшая жить за счет ловли рабов и продажи их, переселилась в соседние районы Бразилии, где рабство еще существовало, а также в Венесуэлу. Но большая часть индейцев осталась на прежнем месте и подверглась с конца 20-х годов 19-го века интенсивному воздействию миссионеров. В период голландского владычества деятельность миссионеров была запрещена, и только с приходом англичан им было разрешено создавать миссии на индейской территории.

Первая англиканская миссия была основана в Бартике на реке Эссекибо в 1829 г. Вскоре англиканские миссии появились на большинстве крупных рек Гвианы. Одновременно католические миссионеры развернули свою деятельность среди араваков и варрау, живших на северо-востоке Гвианы. Центром католических миссионеров стала миссия на реке Моруке.

Племена глубинных районов оставались в основном все же вне влияния миссионеров. В сфере этого влияния оказались прежде всего те группы карибов и араваков, которые уже в предшествующий период попали в зависимость от голландских и английских колонизаторов. По-видимому, в первой половине 19-го века под воздействием религиозных миссий находилось около трети индейцев Британской Гвианы. Миссии для них стали главным местом контакта с европейцами, сменив в этой роли ликвидированные посты. Миссионеры продолжали разрушение традиционной культуры индейцев, проводившееся, как уже было сказано, в предшествующий период светскими колонизаторами.

По признанию самих миссионеров 19-го века, они считали индейцев существами, которые в своем естественном состоянии мало отличаются от диких зверей. Понятно, что при такой исходной позиции миссионеры стремились вырвать индейцев из естественного состояния, заставить их стыдиться традиционного образа жизни и отказаться от него.

С особым рвением миссионеры искореняли большую семью, пережитки группового брака, различные местные обряды и празднества, обеспечивавшие социальное единство индейских общин. Взамен крещеные индейцы получали лишь проповеди той или иной разновидности христианского вероучения, а также право работать бесплатно или за мизерное вознаграждение на своих духовных пастырей. Миссионеры боролись даже с обычаем индейцев сажать маниок, их основную продовольственную культуру, так как из него изготовлялся слабый алкогольный напиток, который пили на традиционных празднествах.

Чиновник колониальной администрации В. Хиллхауз, обследовавший положение индейцев в 1837 году, писал по поводу жизни индейцев в миссиях следующее: "Я нашел их в состоянии голода, они были просто живыми скелетами, и, выясняя причину всей их убогости и нищеты, я обнаружил, странно сказать, что это результат деятельности протестантской миссии, чей первый опыт обращения индейцев имел этот печальный эффект". Миссии служили также местом, откуда к индейцам проникали из внешнего мира эпидемии различных заразных болезней. Поэтому неудивительно, что путешественники, своими глазами наблюдавшие деятельность миссионеров в Гвиане, писали впоследствии, что они приносили и приносят индейцам больше бед, чем различные светские эксплуататоры.

Но и результаты деятельности последних тоже нельзя недооценивать. Так, уже в 30-х годах 19-го века европейские предприниматели начали использовать индейцев реки Корентайн на лесоразработках. За работу им платили главным образом ромом. В последующие десятилетия использование индейцев на различных лесных промыслах приобрело широкие размеры. В 19-м веке попали в поле деятельности европейских колонизаторов и индейцы, жившие в саваннах Британской Гвианы. Макуши и вапишана саванны Рупунуни были согнаны со своих земель европейскими скотоводами и оттеснены в наиболее неудобные для жизни места. Захват индейских земель был узаконен распоряжением колониальной администрации Британской Гвианы от 1910 г., согласно которому индейцы были лишены каких-либо прав на землю, на которой они жили.

К началу 20-го века только четыре племени Британской Гвианы, жившие в наиболее глубинных и малодоступных районах страны, оставались вне сферы непосредственного влияния колонизаторов и миссионеров: ваи-ваи, арекуна, акавайо и патамона. К 1940 г. вне этой сферы оставались лишь ваи-ваи. Еще десятилетие спустя миссионеры добрались и до них.

Сегодняшнее число: 20.02.2018 04:51:15