Главная - Развитие малых народов Крайнего Севера и Дальнего Востока России - Социальная организация и основной производственный коллектив малых народов

Социальная организация и основной производственный коллектив малых народов

Основной ячейкой социальной организации и основным производственным коллективом в значительной мере все еще оставалась общинно родственная группа. Однако родственно-семейные связи уже интенсивно вытеснялись трудовыми, соседскими. Характеризуя социально-экономическую структуру малых сибирских народов, отметим, что существовавшие в Северной Сибири древние нормы родовой организации производства и потребления проецировались уже не на кровнородственные родовые объединения, а на объединения иного характера, а именно на возникшие в результате распада родовых связей объединения по территориально-соседскому производственному признаку.

Ульчи Приамурья по традиции отправлялись в лес артелью, жили в одном балагане, но ловили рыбу порознь и каждый для себя, ежедневно меняясь местами, если рыбачили на родовых участках. Охотничьи угодья также постепенно переходили в наследственное пользование отдельных семей, что представляло собой специфическую форму формирования сельско-общинных отношений у охотничьих народов. Инерция первобытнообщинных отношений в условиях интенсивного складывания соседских связей рельефно отразилась в специфическом социальном институте, получившем у ульчей название "доха", сущность которого заключалась в оформлении соседских связей в номенклатуре и традициях кровного родства путем "братания" экономически связанных групп, принадлежащих к различным родам.

Очевидно, на близкой стадии развития соседских отношений находились чукчи и орочи. Чукотский береговой поселок состоял из нескольких семейных общин, объединенных не только территориально, но и родством. Условия производства морского промысла объединяют береговых чукчей-охотников по 4-5 семей вокруг одной байдары ("байдарная артель"), подобные же объединения создаются у тундровых чукчей-оленеводов вокруг оленьего стада.

На период промысла (имеется в виду охота на мясного зверя), также на время путины орочи, проживающие в одном стойбище, создавали артели. Вся добыча делилась между ее участниками поровну. Рыболовные и охотничьи угодья, за исключением соболиных мест, распределялись не по родовому принципу, а по соседско-общинному.

У эвенков сохранялись значительные остатки патриархально-родовых отношений. Правда, территориального и экономического обособления рода уже не было. Роды смешались, и члены различных родов жили группами вместе. Традиционные производственные объединения эвенков охватывали уже не только сородичей и родственников, но и лиц, не связанных узами родства, объединяли не членов одного коллективного хозяйства рода или большой семьи, а отдельные экономически обособленные хозяйства мелких производителей и являлись не постоянными, а временными производственными объединениями, свойственными периоду сельской общины. Вместе с тем разложение рода эвенков еще не означало окончательного уничтожения первобытнообщинного производства и распределения, установления только индивидуального производства и частного присвоения.

При низком уровне производительных сил оставалась необходимость в коллективном труде. Общественная собственность на землю позволяла охотнику в случае отсутствия пушного зверя, рыбы, корма для оленей в одном месте беспрепятственно переходить на другое, что в условиях частного землевладения было бы невозможно. Коллективный труд создавал новую производительную силу для преодоления суровых условий, а гостеприимство и взаимопомощь в условиях кочевой жизни на Севере обеспечивали в необходимых случаях эвенку кров и пищу у соседа.

Все эти моменты восполняли экономическую слабость отдельной обособленной семьи эвенков, увеличивали ее силу в борьбе с природой. В то же время индивидуальное хозяйствование и частное присвоение давали возможность накопления богатств в руках отдельных семей.

У ненцев Ямала также сохранялись родовая собственность на рыболовные, охотничьи и частично пастбищные угодья, бытовые производственные объединения для совместного лова рыбы и выпаса оленей, различные формы хозяйственной взаимопомощи. Одним из наиболее распространенных бытовых производственных объединений ненцев была парма, создаваемая для совместного выпаса оленей. Существовали пармы различного типа. В одних объединялись ненцы, имевшие примерно одинаковое число оленей, в других зажиточный человек, владевший несколькими тысячами оленей, объединялся с людьми победнее, имевшими по 50-60 оленей. Так как члены пармы пасли оленей по очереди, вне зависимости от принадлежащего им количества животных, объединение с бедняками было выгодно богатому оленеводу, давая ему возможность эксплуатировать своих малоимущих сородичей.

Здесь не распределяли работу, даже не обсуждали, кому и когда выйти на работу, - оленей шли искать 2-3 человека по собственной инициативе и независимо от количества оленей, принадлежащих той или иной семье.

Работами многих отечественных этнографов и историков убедительно показано, что на рубеже 19-20 веков малые народы побережья Ледовитого и Тихого океанов еще переживали переходное состояние от первобытной общины к классовому строю. Существовавшие у них формы хозяйства представляли собой различные ступени перехода от патриархально-натурального уклада к мелкотоварному, а социальные отношения - разные стадии становления классового общества.

Судьбу малых народов Сибири и Дальнего Востока, обреченных на вымирание, коренным образом изменили революционные процессы начала 20-го века в России. Малые народы стали предметом особой заботы. В 1924 г. был создан правительственный Комитет содействия народам северных окраин (Комитет Севера), призванный изучать пути и возможности переустройства жизни этих народов. В течение 10 лет своего существования Комитет Севера предпринял значительные усилия в деле исследования общественных отношений малых народов и в поисках оптимальных для местных условий форм их политического, экономического и культурного приобщения к новым реалиям.

Сегодняшнее число: 20.02.2018 04:48:50