Главная - Биологическая связь - телепатия - Работа в физиологическом кабинете

Работа в физиологическом кабинете

Тем временем продолжалась моя работа и в физиологическом кабинете проф. А. В. Леонтовича.

Изучая морфологию нервных элементов на препаратах кабинета в 1923 г., я выдвинул новое предположение о том, что наряду с Томсоновским замкнутым контуром в нервной системе (в особенности в "ремаковской") может существовать и открытая колебательная цепь, называемая в радиотехнике открытым (разомкнутым) "симметрическим" вибратором, излучающим так называемую "стоячую волну". В первых работах А. С. Попова применился именно открытый вибратор в виде антенны, в разомкнутый провод которой включен искровой разрядник и катушка самоиндукции. Впоследствии в эту схему было внесено усовершенствование: искровой разрядник был перемещен из антенны в индуктивно связанную с ней замкнутую колебательную цепь.

К числу достоинств такой смешанной системы со "стоячей волной" относятся: возможность излучения более длинных волн (чем излучает один лишь замкнутый контур) и гораздо большая мощность излучения при одной и той же затрате первичной энергии. В дальнейшем, с введением ламптриодов (у нас типа Раунда, а за границей Леэ де Фореста) отпала надобность и в искровом разряднике.

Постепенно совершенствовались и другие приборы передающей и прижимающей радиостанции. Ныне, с переходом на полупроводники, происходит дальнейший прогресс радиотехники. Возможности этого совершенствования необозримы и безграничны. Повидимому, нечто похожее в исторической последовательности происходило и в нервной системе человека. Отдельные элементы нервов, а также составленные из них нервные цепи, гистологически и морфологически весьма. разнообразные и сложные, нельзя рассматривать как порождение случайности.

Элементы нервов и нервные цепи, как, впрочем, и другие части живого организма несли и несут приспособительные и защитные функции, т. е. приспособляют организм к воздействиям окружающей среды, а также к воздействию организма на окружающую среду. Они претерпевали за время многих тысячелетий те или иные изменения и совершенствовались. Природа позаботилась и внесла в мир живой материи в виде тончайших нервных структур все то, что привело к величайшему совершенству отправления их жизненные функций. Электромагнитная передача мысленной информации на расстояние и есть одной из жизненных функций нервной системы.

Следовательно, возникает логически оправданная мысль: центральная нервная система человека (и в том числе головной мозг) является вместилищем тончайших приборов биологической радиосвязи, по своему совершенству и экономичности построения намного превосходящие самые совершенные (из числа известных нам на сегодня) приборы технической радиосвязи. Возможно, имеются такие "живые" приборы биологической радиосвязи которые и до сих пор не известны современной радиотехнике. Отсюда следует, что тщательное и инициативное лабораторное изучение этих "живых" приборов может помочь нам приблизить блестящий расцвет техники радиосвязи, так как поставит ей на службу многие принципиально новые, гораздо более со вершенные радиоприборы.

Ряд весьма тонких измерений и сложных расчетов, проделанных совместно с моим руководителем при изучении препаратов нервов, показал, что, например, перицелюляр нервной клетки (лягушки), представляющий часть нерв ной структуры, которая обладает самоиндукцией и емкостью, может проводить ток действия, электрическую силу которого следует оценить не более, чем в 1015 ампер.

Обдумывая это обстоятельство, я пришел к выводу, что изучаемый препарат нерва как живой проводник отличается от металлического, кроме всего прочего, еще и тем, что обладает сверхпроводимостью. Мне показалось возможным считать такую структуру в гистологическом отношении примерно равноценной структуре ряда однотипных деталей нервной системы человека. Против приемлемости такой аналогии А. В. Леонтович не возражал.

Однако вместе с тем я убедился, что всякая попытка получить в моем "электромагнитном микроскопе" отклонения нити гальванометра при пропускании через упомянутый нервный препарат электротока хотя бы не намного меньшей силы, чем позволяет его разрешающая способность, не приведет к положительным результатам. Что же говорить о силе тока в 1015 ампер, которая составляет лишь одну десятитысячную долю раз решающей способности этого гальванометра!

Мне стало ясно, что хотя в принципе мой аппарат может стать "микроскопом" нервных электромагнитных колебаний, сопровождающих акт мышления, но современная техника примененных в нем приборов и проводников такова, что придает аппарату слишком большое сопротивление, поглощающее без остатка столь малую силу, которую можно приравнять к нервному току действия. Даже гальванометр Эйнтговена, казавшийся мне особенно высокочувствительным, мог бы зарегистрировать ток только начиная от 1010 ампер и выше. Возник вопрос об изыскании таких приборов и проводников, которые вов се не имели бы электрического сопротивления, т.е. обладали бы сверхпроводимостью.

К сожалению, все мои попытки найти что-либо подходящее успеха не имели. Таково было состояние техники того времени . С согласия А.В. Леонтовича в конце 1923г. я переключился на исследовательскую работу в зоопсихологической лаборатории В.Л. Дурова.

Сегодняшнее число: 22.02.2018 01:33:06