Главная - Биологическая связь - телепатия - Психические реакции человека на раздражение коры головного мозга

Психические реакции человека на раздражение коры головного мозга

Известнейший ученый В. Пенфильд, профессор неврологии и нейрохирургии университета в г. Монреаль (Канада), опубликовал некоторые выводы из своих 23-летних исследований психических реакций человека на раздражение коры головного мозга непосредственным прикосновением к ней электрода как под током, так и без тока. Исследования эти были проведены в более чем 1000 случаев трепанации (хирургическая операция вскрытия) черепа, производившейся под местной анестезией (обезболиванием), но при ладном сознании пациента. В результате этих работ можно сказать, что практически были исследованы все области коры головного мозга.

Так, электрод, через который на кору действуют толчки (импульсы) тока напряжением 1 В с частотой 60 колебаний в секунду и длительностью каждого импульса в 2 м/сек, .вызывает обычные зрительные ощущения, когда он приближен к зрительной области коры. Пациент видит свет, различает цвета и тени, которые двигаются и принимают различные формы. Тот же электрод, приложенный к слуховой области коры мозга, заставляет пациента "слышать" звон, шипение или стуки. Раздражение центральной извилины производит ощущение "ползающих мурашек", или ложное чувство движения. Важно отметить мнение проф. В. Пенфильда о том, что при раздражении таким током корковой области зрительного центра пациент получает световые ощущения, но никогда ему не представляется комплексная картина, и ее кинематическое развертывание. При таком же раздражении коркового вещества области слухового центра вызываются ощущения звона в ушах, жужжания, шипения, стуков, но никогда звуки голоса или разговора.

Иначе говоря, вызывается каждый раз элемент зрительной, слуховой или осязательной чувствительности, но не воспоминания былых происшествий или прошлых переживаний. Однако на поверхности коры головного мозга есть область, занимающая часть обеих височных долей, которую называют интерпретационной или толковательной, электрическое раздражение которой "может пробудить ряд прошлых переживаний". Еще до недавнего времени на эти участки коры мозга невропатологи не обращали внимания, полагая, что они особого значения для психики человека не имеют.

А сейчас можно считать установленным, что "электрическое раздражение этой области, и только этой, иногда вызывает психические состояния, которые можно подразделить на два вида реакций: реакции воспроизведения прошлого опыта и реакции толковательные или интерпретационные". Вот серия экспериментов, в результате которой была получена психическая реакция воспроизведения прошлого опыта. Пациент С. Б., когда электрод (подтоком) коснулся его височной доли, сказал "Там было пианино, и кто-то играл на нем. Знаете, я слышал мотив". Когда без ведома пациента, кора его мозга была опять раздражена приблизительно в том же месте, он сказал: "Кто-то говорит с кем-то, и он упомянул мое имя, но я его не расслышал... Это было как сон". Когда в том же месте кора мозга была еще раз раздражена без ведома пациента, он тихо произнес: "Да, о Мари, о Мари, кто-то поет эту песню". При четвертой попытке раздражения этого места коры, пациент сказал, что это была "рекламная песня одной радиопрограммы". После этого (в 5-й раз) электрод был приложен к мозгу на 40 мм ближе к передней части верхней височной извилины, и пациент сказал: "Что-то воскресило воспоминания. Я вижу Seven Up (бутылка газированного лимонада) - бутылочную компанию... Гаррисоновскую пекарню".

Экспериментатор полагает, что пациент, по-видимому, "видел" два плаката монреальской торговой рекламы. После этого хирург предупредил пациента, что опять будет приложен электрод к мозгу. Дело в том, что пациент сам не может знать, когда электрод прикладывается к его мозгу, если об этом ему не сказать, так как твердая оболочка мозговой коры не чувствительна к механическому раздражению от прикосновения к ней твердого предмета. И вот через некоторое время после того, как электрод был приложен к мозгу, но на этот раз без тока, на вопрос хирурга о том, что чувствует пациент теперь, последний тотчас ответил: "Ничего" (т. е. ничего не почувствовал). Другая пациентка Д. Ф., когда электрод, под током прикоснулся к ее мозгу, "услышала" мелодию в исполнении оркестра. Как только экспериментатор прекратил раздражение, мелодия исчезла. Но музыка того же "оркестра зазвучала" опять (в ощущении пациентки), как только электрод был еще раз приложен к мозгу.

Мало того, пациентка, по просьбе хирурга, запела "услышанную" мелодию, как бы следуя за исполнением ее оркестром - это оказалась популярная песня. Раздражение было повторено хирургом несколько раз и неизменно вызывало в представлении пациентки звуки той же песни. Каждый раз мелодия начиналась на том же самом такте песни и развертывалась в обычном для нее темпе. Все сделанные хирургом попытки за- путать исполнение песни пациенткой, оказались безуспешными. Она пребывала под впечатлением, что в операционной играл патефон, и продолжала уверять в этом других даже спустя несколько дней после операции. Третий пациент, мальчик Р. В., когда электрод был прилижем к его правой височной доле, "услышал", как его мать разговаривает по телефону. Когда раздражение было повторено (без предупреждения пациента), он опять "услыхал" голос матери в том же ее разговоре.

Это же раздражение было повторено через некоторое время в третий раз, н мальчик сказал: "Моя мать говорят брату, что он надел пальто задом наперед. Я слышу их обоих". Когда же хирург спросил мальчика, происходил ли такой разговор в действительности, он отстал: "О, да, незадолго до того, как я приехал сюда". На вопрос о том, похоже ли его состояние на сон, мальчик ответил: "Нет, я как будто запутываюсь". Четвертый пациент Ж. Т. воскликнул с удивлением, когда электрод при- коснулся к височной доле его мозга: "Доктор, доктор, я слышу сейчас, как люди смеются... мои друзья из Южной Африки". На вопрос о причине его удивления, пациент ответил, будто сам только что смеялся со своими двою- родными сестрами Бесси и Анной, хотя и сознавал, что в этот момент (его смеха) он находится на операционном столе в Монреале.

Переходя к изложению других (толковательных или интерпретационных) результатов от такого же раздражения височной доли электродом, проф. В. Пенфильд доказывает, что в этих случаях пациент толкует, пояс идет (интерпретирует) то, что он "видит", "слышит" или о чем думает в момент электрического раздражения. Например, пациент может утверждать, что переживаемое ему знакомо, как будто он это видел, слышал. При этом он понимает, что переживаемое им теперь состояние или чувство ложное. Иногда пациента охватывает необъяснимый страх или даже паника. Под впечатлением проникающих в печать сведений о непрестанном развитии телепатических идей, английский физик О. Лодж заявил в 1925 г.: "Я предвижу, как совершенно непреложную возможность, что мы прядем к непосредственной передаче мыслей от одного мозга другому, не прибегая к помощи таких вибраций, какими мы сейчас еще пользуемся при посредстве технической радиосвязи" Проф. А. Джурно, руководитель электрофизиологии ческой лаборатории медицинского факультета Парижского университета, осуществил попытку создания слухового протеза в виде искусственного рецепторного органа слуха для человека, полностью утратившего слух в результате раз- рушения перепонок обоих ушей.

Для этой цели была сконструирована миниатюрная (небольшой толщины и длиной 25 мм) индукционная катушка, имевшая две обмотки из тонкой серебряной проволоки вокруг стального сердечника. Катушка охвачена снаружи герметически закрытой пластмассовой оболочкой. После того, как одна из обмоток была присоединена к волокнам слухового нерва в том месте, где они оставались неповрежденными, катушка была вставлена в воздушный канал уха поставлена там (за височной костью) на период заживления слухового нерва в местах контактов. Через три дня после этой операции были произведены испытания. При этом звуковые сигналы и произносимые экспериментатором слова улавливал микрофон, присоединенный к усилителю, на выходе которого была подключена вторая обмотка индукционной катушки (вложенной в ухо пациента).

Пациент стал ощущать звуковые раздражения и различать отдельные слова, хотя, как он говорил, они заглушались посторонними свистящими шумами. После нескольких месяцев тренировки с помощью звуков от магнитофона, пациент был в состоянии понимать 75% того, что ему говорят, хотя то, что он слышал, отличалось (по его мнению) от нормальной речи. Но оказалось, что он стал различать звуковые колебания выше и ниже диапазона, нормального для уха человека. После первого эксперимента были подобным образом успешно оперированы и другие глухие пациенты. С тысячекилометровых далей Начиная с 1957 г. за границей, а особенно в США, аналогичные работы получили значительный размах, но, как оказывается, в основном по той лишь причине, что результаты их могут иметь крупнейшее военное значение. Военное, морское и авиационное ведомства США стали проявлять оперативный интерес к постановке соответствующих экспериментов.

Если прежде в течение нескольких лет надобность в подобных исследованиях ставилась под сомнение, то после того, как были собраны многочисленные свидетельства неопровержимых фактов телепатии, возбудивших крайнее внимание ряда видных ученых (П. Иордан-лауреат нобелевской премии, Б. Хофманн - сотрудник знаменитой Принстонской лаборатории Эйнштейна, А. Бергсон и др.), скептики, опровергавшие самую возможность телепатии, сделались заметно более сдержанными в своих возражениях. Начиная с 1958 г. многие крупные американские фирмы, известные своей продукцией в области электроэнергетики и электроники, организовали у себя исследовательские лаборатории по изучению телепатии (например, фирма Вестингауз в г. Фриндшип, штат Мэриленд; Дженерал Электрик в г. Скенектеди; Бэлл Телефон в г. Бостон, штат Массачузетс). Среди основных тем, разрабатываемых в названных лабораториях, можно назвать такие: установление способов (или методов), какими осуществляются телепатические пере- дачи; создание аппаратуры, регистрирующей и воспроизводящей сигналы телепатии; определение амплитуды и частоты сигналов телепатической передачи и т. п.

Фирма Рэнд Корпорейшн обращалась к бывшему президенту США Д. Эйзенхауэру с докладной запиской, где его вниманию рекомендованы были раскрывающиеся возможности телепатии как нового, более совершенного способа по- лучения информации военными подводными лодками, в особенности находящимися в океанских глубинах за полярным кругом (где обычная радиосвязь испытывает особые помехи). Специальной лабораторией фирмы Вестингауз в г. Фриндшип по поручению правительства США был поставлен в 1958 г. длительный опыт телепередачи мысленной информации (зрительных ощущений) от одного человека, находившегося на суше, другому, находившемуся на борту крупной подводной лодки "Наутилус", погруженной в глубь океана на расстоянии двух тысяч километров от местонахождения первого человека. К проведению этого опыта были привлечены кадры и транспортные средства военно-морского и авиационного ведомств США. Из сообщений об этом опыте можно почерпнуть такие подробности.

Опытами в лаборатории г. Фриадшип руководил полковник Б. Боверс, директор биологическое то сектора исследовательского института военно-воздушных сил США. Опыты начались 25 июля 1958 г. я продолжались изо дня в день в течение 16 суток. В одном из изолированных помещений лаборатории все это время находился безвыходно оператор Смит, студент Люкского университета в г. Дюргем (штат Северная Каролина). Он выступал в этих опытах в качестве индуктора-передатчика зрительных ощущений. Дважды в день в строго определенное время индуктор пускал в действие движимый часовым механизмом автомат, во вращающемся барабане которого перетасовывалась тысяча карт системы Зенера30. Из автомата выпадали с интервалом в одну минуту одна за другой пять карт, изображения на которых, таким образом, следовали в том или ином совершенно случайном порядке.

Индуктор брал (в том же порядке последовательности, в каком выпадали карты) одну за другой каждую карту в отдельности, сосредоточивался на ее обозрении, стремясь думать только о ней, чтобы запечатлеть в своем мозгу ее изображение, и одновременно зарисовывал изображенную на ней фигуру на листке бумаги. На том же листке он зарисовывал изображение фигуры с каждой последующей карты. Получался листок с пятью изображениями фигур в той или иной последовательности одна за другой. Запечатав листок в конверт, Смит ставил на нем дату, время опыта и подпись и передавал конверт полковнику Боверсу, который прятал этот конверт в несгораемый шкаф. В то же самое время нечто подобное происходило на находившейся в плавании в Атлантическом океане (на расстоянии 2000 км) военной подводной лодке "Наутилус" (с атомным двигателем).

Здесь в одну из изолированных кают был помещен другой оператор - перцепиент (или, по нашей теории, индикатор) некто Джонс - морской офицер в чине лейтенанта. Его появление на борту "Наутилуса" было обставлено некоторой секретностью. С момента, когда он поднялся с трапа пристани на палубу лодки, и до того, как он был заперт в отдельной каюте, его не видел никто из членов экипажа "Наутилуса", кроме одного матроса, впоследствии обслуживавшего его, а также капитана "Наутилуса" Андерсена (который посещал его дважды в день). В продолжении всех 16 дней Джоне не получал вестей "с воли". Ежедневно он рисовал в своей каюте на листке бумаги (именно дважды в день в заранее точно определенное время, строго согласованное с работой индуктора Смита в г. Фриндшип) по своему выбору одно за другим изображение какой-либо фигуры: круг, квадрат, крест, звезда, три волнистые линии.

Получался листок с группой из пяти фигур, нарисованных в той или иной последовательности одна за другой. Джоне запечатывал листок в конверт, передавал его являвшемуся к нему в это время капитану Андерсену. Тот ставил на конверте дату, время опыта и слою подпись и уносил к себе в каюту, где прятал конверт в несгораемый шкаф. Когда по окончании рейса "Наутилус" прибыл в порт Крейтон, перцепиент Джонс со своими конвертами сошел с него и был немедленно направлен под эскортом на автомашине на ближайший военный аэродром, где поднялся на борт самолета и прилетел в аэропорт г. Фриндшип, откуда (на автомашине) был доставлен в лабораторию полковника Боверса. Последний сличил содержимое двух серий конвертов (перцепиента и индуктора) и установил полное сходство изображений более чем в 70% случаях. Перцепиент Джонс "отгадал" почти 3/4 изображений, запечатленных в мозгу индуктора Смита. Так военно-воздушное и морское ведомства США получили экспериментальное подтверждение того, что может осуществляться общение между людьми на больших расстояниях через воду, воздух и металлические преграды без обычных средств связи, а только посредством мозговых излучений при акте мышления. В приведенном описании опытов обращает на себя внимание одно важное обстоятельство.

Электромагнитные волны, сопровождавшие образование мысли (зрительного ощущения) в мозгу индуктора, достигли клеток коры головного мозга индикатора, пройдя большое расстояние не только через воздушное пространство и сквозь толщу воды, но и через металлическую стенку корпуса лодки. Отсюда можно сделать следующие выводы:

  • эти волны распространялись сфероидально, а не узко направленным пучком;
  • эти волны пронизывали корпус лодки, который в этом случае не оказал никакого блокирующего влияния (на волны), т.е. не сыграл роли "клетки Фарадея".

Известно, например, что радиоприемники морской лаборатории советского научно-исследовательского корабля "Витязь" смогли зарегистрировать волны, излучаемые электрическими органами плавающей в воде рыбы торпедо. Между том радиоаппараты подводных лодок не улавливают этих волн. Отсюда напрашивается вывод о том, что некоторые электромагнитные волны биологического происхождения обладают какой-то еще неизвестной особенностью, отличающей их от волн радиотехники.

Возможно, что наше незнание того, в чем именно состоит эта особенность, является большой помехой в развитии исследовательских работ в этой области. И действительно, прошло несколько лет со времени американских опытов, к которым привлекался "Наутилус", однако о каких-либо новых достижениях в этом направлении пока ничего не известно.

Сегодняшнее число: 22.02.2018 01:50:21